Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Если грохнусь в море с поднебесья?..
Если кожей жар пустынь узнаю?..
Всё же, умертвляющее «если»
лучше, чем припарка торфяная.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 
Механизма закрывания дверей кабины лифта.
 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Ворошилов Сергей

Интервью с ЧХА

Уважаемые сопортальцы!

Хочу поделиться с вами беседой с замечательным автором нашего портала – Сергеем Ворошиловым. Впервые я познакомилась с его стихами в ходе конкурса «Лето – пора отпусков.

Сергей выставил на конкурс стихотворение «Рыбалка в Финляндии», которое оставило настолько яркое впечатление, что захотелось познакомиться с автором поближе. Я отправилась в путешествие по его страничке, затем, увидев упоминание о регистрации Сергея и на других литературных сайтах, зашла в поисках чего-то нового и туда… и ни чуточки об этом не пожалела. Творчество Сергея меня захватило. Его стихи трогают за душу, написаны мастерски, в них ощущается сплав романтической натуры и трезвого, мудрого взгляда на жизнь, большой жизненный опыт и свежее, очень образное восприятие мира. И, чем больше я читала его стихи, тем больше мне хотелось узнать побольше о нем и его творчестве. Завязалась беседа, Сергей обстоятельно отвечал на все мои (и не только) вопросы, а я вдруг поймала себя на мысли, что, если я вовремя не остановлюсь, то напишу не интервью, а роман… Скрепя сердце, пришлось закончить разговор, а ведь он только-только начался!

В интервью использованы материалы, предоставленные мне Сергеем Ворошиловым. Это – статья «А люди жили в городах» в карельском еженедельнике «ТВР ПАНОРАМА» от 02.02.05., автор – журналист Марина Кивирьян и интервью Сергея для сайта «Литсовет», проведенное автором и рецензентом сайта, организатором литобъединения «Всенародные конкурсы Литсовета» Хеном Хультквистом. От портала «Что хочет автор» вопросы Сергею задавали Вадим Соколов, Аглая Морозова и я, Татьяна Кунилова.

Марина Кивирьян:
- Сергей, не могли бы Вы для начала рассказать немного о себе? Краткие биографические данные: год и место рождения, образование, профессия; где бывали, чем занимались, может быть, расскажете что-то особенно интересное из жизни?

Сергей Ворошилов:
- Для начала сухие факты…Родился в 1952 году в д. Лопатино Воскресенского района Московской области. Большая часть детства и юности прошла в подмосковном селе Хатунь. (1960-1970 годы)

В 1970 году переехал в Архангельск, где учился в Лесотехническом институте, по окончании которого, в 1976 году, переехал по распределению в Карелию, в Петрозаводск. Работал инженером-механиком на авторемонтном заводе, затем ведущим конструктором в НИИ целлюлозного машиностроения. Окончил аспирантуру при Ленинградском технологическом институте целлюлозно-бумажной промышленности. Получил свыше 50 авторских свидетельств и патентов на изобретения, защитил диссертацию с учёной степенью «кандидат технических наук». Удостоен почётного звания «Заслуженный изобретатель республики Карелия». Награждён медалью «ВДНХ».

С 1995 года работаю в ООО «БУМЭКС», теперь это Лахденпохский фанерный комбинат «Бумэкс». Производство находится на Ладожском озере (г. Лахденпохья, Карелия).

В настоящее время работаю заместителем директора комбината, проживаю в г. Петрозаводске.
По работе много путешествую. Бывал в Индонезии, Италии, Финляндии, Турции, Германии, Испании, Швеции.

Знаменательной показалась командировка в Индонезию. Дела заставили вылететь именно в день 50-летнего юбилея. Юбилей встречал в полёте, сначала двигаясь навстречу солнцу, а затем пересекая экватор. Сопоставляя это событие с юбилеем, как экватором жизни, считаю его хорошим знаком.

Женат. Жена – редактор Карельского телевидения. Сын – детский врач, аспирант Петрозаводского университета.

Увлекаюсь охотой, спортом, поэзией. Держу охотничьих собак, отдавая предпочтение лайкам.

Марина Кивирьян:
- Как давно Вы пишете стихи и что подтолкнуло Вас к этому? Где публиковались, в каких литературных проектах участвовали?

Сергей Ворошилов:
- Первые попытки писать стихи были ещё в детстве. Участвовал в издании школьной литературной газеты. К сожалению, стихи из детства не сохранились. Затем на долгие годы увлечение было забыто, если не считать так называемых «датских» стихов, которые иногда сочинялись к юбилейным датам или ко дню 8 марта. Их многие пишут…

Пожалуй, всё началось с конца апреля 2000-го года, в преддверии открытия весенней охоты. Предчувствие охоты, её ожидание очень волнительно, думаю, охотники меня понимают. Я, изнывая от нетерпения выехать в лес, написал стихотворное послание моему другу и напарнику по вылазкам на глухариные тока Алексею Козину, которое отправил по электронной почте. Помню, стихотворение заканчивалось таким незамысловатым призывом…

…В тайгу - в тайгу! Ждать нету мочи!
Любых наград для нас милей
Вкушать гусиный гомон в ночи
И крик рассветный журавлей,

И на вечерних зорях слышать
Стенанья певчего дрозда,
И видеть, как болота дышат...
Скорей, мой друг, идём туда.

Этот стих (Весна зовёт) приятелю настолько понравился, что он попросил написать ещё что-нибудь о милой сердцу охоте. Так появились другие, сначала «охотничьи», а затем и «не охотничьи» стихи. И всё-таки именно через охоту начал писать. Видимо, общение с природой, ее мудрость и красота разбудило желание поделиться с кем-нибудь увиденным и пережитым. Вот так и увлекся стихотворчеством, а теперь просто получаю удовольствие от процесса. :)

Татьяна Кунилова:
- Да-да, то, что от процесса вы получаете удовольствие, хорошо видно. Например, в стихотворении «С гончей» - как живо Вы описываете вдохновение, пришедшее во время охоты:

… Закончен гон, пора на отдых.
Трубит охота.
Хорошо!

В избу, к огню.
Трещат поленья.
В глазах - цветной картинкой день.
Волной приходит вдохновенье:
Блокнот.
Перо.
Какая лень?
Скорей писать про лес, болота,
любить, надеяться и жить,
и вновь под музыку охоты
с мечтой осенний вальс кружить.

Татьяна Кунилова:
- Сергей! А как Вы пришли к мысли, что - пора показать свое творчество людям?
Вы зарегистрированы и размещаете свои стихи на нескольких литературных сайтах, участвуете на них в конкурсах, побеждаете в них.
А какой сайт для публикации своих произведений Вы выбрали первым? Какой из всех Вам наиболее близок и дорог, где ваш литературный "дом"?
И как попали именно на ЧХА?

Сергей Ворошилов:
Какой-то навязчивой мысли, показать творчество людям, пожалуй, не было. Просто, случайно в 2003 году наткнулся в интернете на сайт русской поэзии "Стихи.Ру". Там и разместил свои первые охотничьи стихи. Все стихи, которые сегодня вывешены на сайте «Стихи.ру», а там они наиболее полно они представлены, написаны за последние 8-9 лет... Первые друзья – поэты появились на этом сайте.
Потом, по рекомендации Лилии Кликич (Ссылка на ее страничку: http://stihi.ru/avtor/kllimi. Лилия не только замечательный поэт, но ко всему еще профессор и доктор наук), попал на сайт Рифма.Ру. На Рифме очень сильный состав авторов, случайных людей там нет, дорожу этим сайтом.
На сайт ЧХА меня пригласила Солнечная женщина – королева поэтов сайта ЧХА 2004 года (http://www.litkonkurs.ru/?dr=17&luid=945). С ней я тоже познакомился на Стихире. В то время на ЧХА, как раз проходил конкурс "Пахнет лето земляникой спелой". Дебют был удачным, я оказался призером сразу в двух номинациях. Сайт ЧХА привлекает меня разнообразием конкурсов. Но здесь я пока держу только треть своих стихов.
Есть еще сайт Литсовет, который я тоже очень люблю. Душевный сайт с замечательным интерфейсом. И конкурсы там тоже очень интересные.
А вот, где мой дом, сказать затрудняюсь. На всех сайтах есть друзья.

Марина Кивирьян:
- А как к Вашему увлечению относятся близкие? Как относятся окружающие к Вашему творчеству (семья, друзья и так далее)? Есть ли поклонники помимо виртуальных?

Сергей Ворошилов:
- В семье знают, что я пишу стихи и одобряют моё увлечение. Сын относится к моему увлечению с уважением, но моих стихов не читает, считая их чем то очень личным. J)). Жена Наташа, мне кажется, немного ревнует меня к интернету:) Иногда читаю ей стихи сам. Она тонко чувствующий человек. Я ценю ее мнение. Если ей что-то не нравится, говорит честно. Я не обижаюсь, стараюсь исправить. Очень важно, чтобы в стихе была изюминка и хотелось его перечитать еще и еще... Вот на это она и обращает внимание.
Других поклонников, кроме как виртуальных, пожалуй, не имею.

Татьяна Кунилова:
- Где Вы публикуете свои произведения?

Сергей Ворошилов:
- На сайтах «Стихи.ру», «Рифма.ру», Литсовете и ЧХА. Месяц назад журнал Север (Интернет-версия) опубликовал подборку моих стихов. Иногда обнаруживаю, что подборки стихов появляются на частных сайтах.
И печатные публикации тоже есть, конечно. Горжусь, что несколько раз публиковался в старинном русском альманахе "Охотничьи просторы". Печатался в местных периодических изданиях. Часть стихов опубликовано в номерах журнала «Многоточие», Алматы, как награда за победы в конкурсах одноименного литобъединения.

Также был ряд платных публикаций в альманахе "Протуберанцы", журнале "Озарение", в других журналах. Вовремя спохватился, поняв, что платные публикации - вещь не серьезная. В последние годы отклоняю предложения по поводу платных публикаций в коллективных сборниках.
А вот издать книгу стихов, хотя материала уже достаточно, никак не доходят руки.

Хен Хультквист:
- А кто Вам ближе из классиков? Кого читаете из современников? Читаете ли вообще стихи, не только в интернете? Каковы Ваши литературные предпочтения, поэтические и прозаические?

Сергей Ворошилов:
- Из классиков больше всех люблю Есенина. Это мое. Из современников - Евтушенко, пожалуй. Недавно открыл для себя поэзию питерского автора Брюховецкого. Он родом с Алтая. Отлично пишет. Еще ребята с сайта Рифма.Ру. высылают свои сборники. Там очень сильный состав авторов.
В стихах ценю «душу», умение сказать одновременно просто и глубоко, не опускаясь при этом до банальности. Не люблю вычурности и насилия над словом и слогом. Ведь язык сам по себе во всей его простоте так красив и многогранен.

Хен Хультквист:
- А как Вы сами считаете, в чём назначение поэта? Отличается ли цель, которую Вы преследуете в своём творчестве от него?

Сергей Ворошилов:
- Отвечу коротким стихом.

Пишите светлые стихи,
Светить завещано поэтам!
Сквозь сумрак низменных стихий
Несите людям искры света.

Пишите горькие стихи-
Пусть, покаяньем плачут звуки.
Простятся, даст Господь, грехи,
Уменьшим войны и разлуки.

Пишите разные стихи,
Ища зерно в житейском быте.
Лишь не пишите чепухи,
Что не от сердца не пишите!

Хен Хультквист:
- То есть для Вас главное писать от сердца? Правильно я понимаю?

Сергей Ворошилов:
- Совершенно верно

Татьяна Кунилова:
- У вас достаточно стихов о детстве («Мать-и-мачеха»), о городе вашей молодости – Архангельске («Белый север»), о других городах, где вам довелось побывать.
А стихотворение «Деревенька»? О какой деревеньке написано в нем? Поначалу я подумала, что речь о той подмосковной деревне, где вы родились, но слова «земля Вяйнемёйнена» - героя карело-финского эпоса «Калевала», заставили меня переменить мнение. Видимо, «Деревенька» - некий собирательный образ умирающей русской деревни?

Сергей Ворошилов:
- В Карелии множество заброшенных деревень и хуторов. Старики умерли, молодежь разъехалась, используя родительские дома, разве что под летние дачи… Вы правы, «деревенька» - собирательный образ. И хотя речь идет о карельской деревне, читатели и из других областей узнают в стихе свою малую родину.

Татьяна Кунилова:
- Вы пишете действительно разные стихи, идущие от сердца, а потому задевающие за живое. Есть у вас и стихи на гражданскую тематику, и любовная лирика, и даже – стихи для детей. Но самая большая ваша любовь – пейзажи, описанные великолепным, музыкальным, живым русским языком, вот что я увидела в Вашем творчестве. Кстати, не я одна, если судить по отзывам:

-Тамара Шаркова:
к стихотворению «Купание красного коня»: «…какое бы стихотворение я не читала у Вас (подозреваю – и те, что ещё не успела прочесть), в любом из них звучит особая чистота и особая одухотворенность, - о технике уж и не говорю. И я задаю себе вопрос: «Господи, ну разве можно ТАК сочинять? ТАК музыкально и ТАК красиво?»»
К подборке стихотворений «Осенние песни»: « Великолепная композиция: цельная и стройная, и – самое главное – её «осенняя» тема близка и понятна читателю.
"Байки охотничьи, взгляды горящие...",
"Будет свечи древних елей поджигать лесное солнце ...",
"Наверно, ты в краях, где мы моложе,
Плывёшь в апрель под шёпот ноября..."
Эти звуки и эта мелодия могут растопить лёд любого читателя!
Именно в Вашем творчестве, Сергей, всегда ловлю себя на мысли о прекрасном единении в тандеме «поэт-читатель». Спасибо Вам за ту красоту, которую Вы дарите людям»

Эдуард Караш к стихотвореню «Целует юная волна»:
«…Всегда рад встрече с вашими чудесными стихами. Для себя давно определил Вас, как Мастера русского пейзажа.»

Ваши стихи талантливы, но не только. Зачастую одного таланта мало, чтобы раскрыть всю глубину пойманного и закрепленного на бумаге образа. Для того, чтобы стихотворение заиграло всеми гранями, нужно мастерство. Откуда это у Вас – человека с отнюдь не филологическим образованием – такое мастерское владение Словом? Можно ли это объяснить простой начитанностью или, может, свою роль сыграло что-то еще?

Сергей Ворошилов:
- Я не знаю, Татьяна, как ответить на этот вопрос. Вот уж о чем никогда не задумывался. Воистину, трудно «алгебру гармонией поверить».
Начитанность…? Она не больше, а возможно даже меньше, чем у других пишущих людей. И словарный запас у меня не ахти какой богатый, мне кажется.
Скорее всего, дело, как вы правильно заметили, в пришедшем в голову неизвестно откуда, запоминающемся, точно схваченном образе. В этом, наверное, главная сопричастность к творчеству, которая и делает стихи живыми.

Татьяна Кунилова:
- Вас сравнивают с классиками – Лермонтовым («Целует юная волна»), Буниным, Чеховым, Есениным («Деревенька»), А.Гайдаром и Паустовским («Быть листвой»). Чувствуете ли Вы сами созвучность вашего творчества с их произведениями?

Сергей Ворошилов:
- Я русский человек и, наверное, что-то общее в ощущении окружающего мира роднит всех соотечественников. Сказывается и то, что наше поколение воспитывались на великолепных произведениях упомянутых авторов. Ничто не проходит бесследно. Но, откровенно говоря, мне неловко, когда меня сравнивают с классиками.

Хен Хультквист:
- А, например, высказывание о том, что поэт в России больше, чем поэт, возможно даже пророк, для Вас что-нибудь значит? И относите ли Вы себя к таким, если ответ утвердительный?

Татьяна Кунилова:
- У вас есть стихотворение «Сонет поэту» (Стилизация на тему 66-ого сонета Шекспира). Насколько Вы считаете себя похожим на представленный в нем образ поэта? Для удобства читателей приведу его здесь полностью (Татьяна Кунилова)

Как жалок мир, похожий на тюрьму,
Где глупость размножается без света,
Где правду ложь укутала во тьму…
Все мерзостно, когда б не вы, поэты!

Когда б не благородные сердца,
Что бьются равнодушию укором
В стремленье бросить вызов подлецам
Не в унисон прислужливому хору,

Когда б не те, кто лести скажут, - нет,
Презрев награды, почести и славу.
С зажатым ртом не может жить поэт -
Пророком гибнет в мареве кровавом.

Но горек привкус пирровых побед,
Заложником которых ты, поэт!

Сергей Ворошилов:
- Пророков не так много, я себя к ним не отношу, не тот уровень.
В стихе «Сонет поэту» скорее идеал, стремление быть похожим на наших кумиров: Галича, Окуджаву, Высоцкого и других трибунов, ценящих честность превыше титулов и наград. Нет, мне очень далеко до этой планки.

Хен Хультквист:
- Да, но Ваши стихи всегда находят отклик в сердце, как простых читателей, так и авторов пишущих стихи. Это хорошо показал последний конкурс на Литсовете, где впервые один автор занял все три призовых места
(Ссылка на результаты конкурса: http://www.litsovet.ru/index.php/konkurs.vi ew?konkurs_id=164
и http://www.litsovet.ru/index.php/litobzor.view?litobzor_id=1518 ). Это что-нибудь да значит. Может у Вас предназначение, не думали об этом?

Сергей Ворошилов:
У каждого в мире есть предназначение и я благодарен судьбе, что она вывела меня на поэтическую тропку. Теперь я почти уверен, что это не случайно. Если стихи находят отклик в сердцах читателей, значит - они нужны. Хочется в это верить.

Марина Кивирьян:
- Охота, видимо, одно из главных Ваших увлечений. Как давно, как часто, куда ездите, на кого охотитесь?

Сергей Ворошилов:
- Думаю, в каждом мужчине «дремлет» охотник. И порой, бывает достаточно увидеть красавца-тетерева, как дремавшая ранее страсть просыпается.
Первые охотничьи переживания, наверное, пришли ко мне в раннем детстве вместе с книгами Виталия Бианки. Его детские рассказы о жизни леса, особенно «Лесная газета», оставили неизгладимое впечатление.
Затем, как и все мальчишки, увлекался самодельными стрелялками, пока не добрался до отцовского ружья. Он работал в одном из подмосковных лесничеств и доступ к ружью был прост. Ну а затем Север….
Судьба забросила меня в Архангельск. Первоначально я, житель Подмосковья, отнесся к северной природе настороженно. Чужими казались эти огромные заболоченные пространства с чахлыми соснами, так не похожи они были на подмосковные поля и перелески.
Однажды, проживающий в Архангельске двоюродный брат (он старше меня на 20 лет), заядлый охотник, предложил мне выбраться в тайгу порыбачить по весеннем льду. На календаре – 9 мая. В Подмосковье начинают зеленеть деревья и люди копают огороды, а на лесных озерах близ Архангельска еще лежит прочный лед.
Километров двадцать мы шли к заветному глухому таежному озеру. Название у озера было тоже соответствующее- Угрюмое. (Стих – «озеро Угрюмое» на сайте Стихи. ру). Днем жарко светило майское солнце. Мы идем на лыжах по болоту. Передвигаться приходится, где по островкам снега, где по колено в воде. Местами вода течет по болоту сплошным потоком. Под водой то там, то здесь видна прошлогодняя клюква. И вдруг как чудесное видение: над нами, совсем низко, пролетает пара лебедей. Они проходят один за другим прямо над моей головой и я слышу шум их упругих крыльев, вижу даже лапки прижатые к брюху. Потом была рыбалка на озере, где окунь хватал мормышку, как ошалелый и, трепыхаясь в руке, успевал изрядно обрызгать меня молокой. Жили на озере несколько дней, ночуя в миниатюрной охотничьей избушке. Тогда первый раз и токующего глухаря довелось услышать. После возвращения в город в душе осталось очень красивое чувство и стремление ещё раз пережить нечто подобное. Думаю, с этого момента и проснулся во мне дремавший охотник.
Карелия с её сказочной природой притягивала меня давно, и когда было распределение, не задумываясь, выбрал Петрозаводск.
Люблю все виды охот. От охоты на зайца с гончими до коллективной охоты на копытных.
Однако более всего ценю охоту «по перу». Она наиболее красива. Осенью охочусь с манком на рябчика, на тетеревов с чучелами, и, пока собака была рядом, ходил с лайкой за глухарями. В сезон охоты, если время позволяет, почти все выходные провожу в лесу с ночёвками у костра или в избушках. Охотничий стаж - более четверти века. Одни охоты почти забылись, другие запомнились очень хорошо. И никогда не забываются весенние охоты на глухариных токах, которые считаю самыми волнующими.
Если говорить о весенних охотах на глухаря, помню каждую ночевку у костра, помню, когда какая стояла погода, помню глухарей, песни которых посчастливилось слышать, помню неудачи, когда, подшумев глухаря, стоишь разочарованный в затихшем лесу.
Открытия весенней глухариной охоты ждешь всю зиму и, когда в марте по насту без ружья ищешь глухариные наброды (чертежи), праздник, по сути, уже начинается. («Настом раскинулся март», «Картина на снегу», «Глухариная весна», «Мошник заиграл», «За тайной, за весенней сказкой»)
За всё время самостоятельно нашёл более двадцати глухариных токов и все токовища до сих пор живут и здравствуют, так как не беру с тока более одной птицы, а за время весенней охоты, которая открывается всего на десять дней, успеваю посетить всего три-четыре токовища.
Охота для меня, прежде всего, способ общения с природой, возможность забираться в далёкие уголки леса, общаться с собакой. Раньше отпуска проводил, выезжая в Костомукшу, Калевалу (Карелия), на Ветреный Пояс (Архангельская область). Но самые любимые места всегда были рядом с Петрозаводском, Эти угодья стали почти родными.

Татьяна Кунилова:
- Судя по Вашим стихам, Вы не только страстный охотник, но и рыболов. Немудрено – жить вблизи Онежского озера, частенько бывать на Ладоге… Красивейшие места! В каких местах Вам доводилось рыбачить? Судя по стихам – на Ладоге («Бодаясь, тычется игриво»), Онеге («Белой чайкой») и даже в Финляндии («Рыбалка в Финляндии»)
Выставленное на конкурс, стихотворение «Рыбалка в Финляндии» вызвало горячие споры, но речь сейчас не о них, а об особенностях рыбалки за границей. Не можете ли Вы рассказать подробнее – как вы попали на эту рыбалку и что это за ритуальные танцы со свежепойманной форелью? Почему ее непременно нужно отпускать?

Сергей Ворошилов:
- Да, рыбачить приходилось много, ведь в Карелии 60 тысяч озер и 12 тысяч рек и речушек. В Финляндии, где также неоднократно приходилось рыбачить, озер еще больше чем в Карелии. Традиция, отпускать выловленную рыбу, существует в Скандинавских странах и в Северной Америке. Где-то это узаконено, где-то введено в этику рыболова. Цель такой рыбалки - якобы нанести меньший урон фауне. Возможно, здесь определенным образом сказалось и влияние «зеленых».
Я скептически отношусь к такого рода традициям, ведь выпускать приходится травмированную рыбу. На мой взгляд, правильнее было бы ловить то количество, которое необходимо для ухи и заканчивать вылов…
Поэтому я позволил себе поёрничать над этим смешным с моей точки зрения правилом, которое включает в себя и сентиментальные поцелуи пойманной рыбы. Не уверен, что рыбе это приятно.
Так родился этот юмористический стих. Смешной он получился или не очень, пусть судят читатели.

Вадим Соколов:
- Что Вас привлекает в жизни как таковой?

Сергей Ворошилов:
- Я скажу банальность, но это правда… Сама жизнь и привлекает. Очень интересная и красивая эта штука, жизнь. Благодарю Господа, что даровал мне такую возможность.

Вадим Соколов:
- Что Вы не любите в этой жизни?

Сергей Ворошилов:
- Наверное, то же, что и многие, войну, политиканство, коррупцию, воровство. Не люблю собственную трусость и предательство себя. После этого на душе так противно становится…

Вадим Соколов:
- Ваш взгляд на молодежь

Сергей Ворошилов:
- Во все времена старшее поколение ругало молодежь, и наше продолжает ругать. Видимо, это нормальное явление. А молодежь у нас замечательная, посмотрите, только на сайте ЧХА сколько талантливой молодежи, дух захватывает.

Татьяна Кунилова:
- Сергей, меня всегда интересовало то, что люди, имеющие высшее техническое образование, люди, состоявшиеся в своей профессии, очень часто проявляют себя и в различном творчестве. Причем, и там, в этой далекой от техники области, показывают себя наилучшим образом. Сколько у нас "технарей" на сайте! Великое множество... Как Вы думаете, почему это происходит?

Сергей Ворошилов:
- А как иначе? Человек, созданный по образу и подобию Творца, призван совершенствовать вверенное ему пространство. Творчество есть форма проявления Божьей Искры в человеке. Технари, как правило, изначально люди творческие, часто это исследователи, изобретатели, механики. Но замыкаться только на техническом творчестве, значит не реализовать себя до конца. Другими словами, в каждом физике дремлет лирик, мне так кажется.

Аглая Морозова:
- Сергей, а что для Вас поэзия в обыденной жизни? (Поэзия в быту) Вы читаете стихи, когда занимаетесь домашними делами, или, наоборот, по праздникам? А, быть может, Вы, допустим на природе, у костра, под настроение начинаете говорить стихами?
Мне очень понравилось стихотворение «Карелия», я его прямо прочувствовала, хотя в Карелии никогда не была. Мне вообще очень нравится, когда где-то в нашей необъятной стране у какой-то местности есть свои колоритные особенности, традиции, этнос, это прямо то, за что можно ухватиться. И чувство принадлежности к этому надо, по-моему, сохранять (какой-то я анти-космополит, оказывается)... Так вот, давайте сравним "наших" и "ваших". Вы печете козули? Если нет, то что вы печете?

Сергей Ворошилов:
- Привет, Аглая! А ведь мы почти земляки, я шесть лет прожил в Архангельске и хорошо помню вкус архангельских козуль. А в Карелии пекут калитки, это такие открытые пирожки в форме лодочки из ржаного теста с начинкой из картошки или пшена. Вкуснятина.
Не буду врать, не появляются строчки в голове ни во время занятия домашними делами, ни во время лесных вылазок, зато в такие моменты рождается определенное настроение, которое, если не расплескать и донести до тетради, компьютера может трансформироваться в стихи.
Все-таки, чтобы написать что-то стоящее, мне необходимо сосредоточиться.

Татьяна Кунилова :
- На мой взгляд, Карелия чувствуется у Вас везде, в каждой строчке. Так органично вплетаются в стихи слова из местных диалектов. Очень понравилось мне мягкое и нежное слово «ламбушка» - применительно к небольшим озерам в Карелии («Ламбушка»). Или «кухтА» - снег на ветках («Мне пригрезилось тайное»)… Тоже ведь карельское? И «охотничьи» словечки придают вашим стихам особый, тоже какой-то карельский колорит: «лежневка», глухари – «мОшники», рисующие на снегу «чертежи» от распущенных крыльев, «чапыжник» – частый кустарник, «вЫжлец» – кобель породы гончая… Я так понимаю, что на Вашу речь в стихах, ваш стиль, влияют и люди, с которыми Вы общаетесь вне работы, в отпуске, Ваши друзья-охотники… Расскажите немного о них – кто ваши друзья и часто ли вам удается проводить время вместе – на охоте, рыбалке, где-то еще?

Сергей Ворошилов:
- Вот Вы спросили у меня про друзей, и сердце заныло… Слишком многих пришлось потерять. Последняя потеря произошла месяц назад. Друг переходил озеро по льду, чтобы срезать путь, и провалился под лед. Спасти не удалось. В памяти остались длинные вечера, проведенные вместе в маленькой охотничьей избушке и разговоры с ним за рюмкой чая. Многие друзья элементарно не выдержали битву с «зеленым змием» и расстались с жизнью. Горько и обидно. Находить новых друзей с возрастом становится все труднее. На охотах чаще всего я бываю один. В этом есть и своя прелесть, ведь на самом деле, одиночество-то кажущееся. Вокруг меня лес, с которым мы дружны. Думаю, мы хорошо понимаем друг-друга (стихотворение «с лесом помолчу»).
Вы правы, жаргонные выражения – норма в охотничьей среде. Речь охотников пестрит специальными терминами, делая ее очень красивой и таинственной для собеседника.

Татьяна Кунилова :
- Благодарю Вас за интересную беседу, Сергей!
Надеюсь увидеть на нашем портале не треть Ваших стихов, а гораздо больше. Немногие авторы располагают достаточным количеством времени, чтобы побродить в поисках Ваших прекрасных стихов по другим сайтам, поэтому – размещайте их на ЧХА!
Напоследок – чтобы Вы хотели пожелать своим читателям и почитателям, а также всем пишущим стихи авторам?

Сергей Ворошилов:
- Спасибо за вопросы, Татьяна… И мне по ходу разговора пришлось задуматься не раз, но я старался быть честным.
Желаю всем авторам радости и ощущения полета от сопричастности к творчеству. Пишите и будьте счастливы, ведь человек рожден для счастья.

Закончу стихотворением.

Не подрезайте птице крылья,
Не запирайте птаху в клеть.
Душе не жить под слоем пыли,
Душе положено гореть!

Не осуждайте графомана –
Не важен творческий итог!
Быть может, к свету из тумана
Ведут его созвездья строк.

Во имя жизненного вдоха,
Во имя вспыхнувшей мечты,
Не обижайте неумёху,
Он смотрит в небо, как и ты!

Не прострелите дар навылет,
Не убивайте благодать.
Не подрезайте счастью крылья -
Поэты учатся летать.

Спасибо всем,
С уважением, Сергей


<<<Другие произведения автора
(11)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017