Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 191
529/259
 
 

   
 
 
 
Райз Таня

Филиппу
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

***

…Тает белый снег.
Белый снег…
Ветер покачал колыбель.
Новый зажигается век –
на золе от прежних потерь.
Тайна самой первой весны
станет достоянием дня.
Разбивая хрупкие сны,
разве мир способен понять
вырванные с корнем цветы? –
Острый лед – все та же вода…

Повторять побуквенно – ТЫ,
рядом оставлять навсегда,
веря в тишину за окном,
в лица неопознанных звезд,
и прохладу утренних снов,
что с собою ветер принес…

…Вечностью во мне…

Белый снег
скатится тропинками крыш,
продолжая к небу свой бег…

Что же ТЫ так долго молчишь?

***

Сердце-
Биение.

Жизнь или только миг?
Тонкие строки застывших на вдохе веток
под парусами летящей вперед зимы,
под водопадом слепящих потоков снега...

Воздух, готовый разбиться у входа в день -
бликов игра на сетчатке слепого камня ...
К сказкам разгадку несет на спине олень,
добрый посланец замерзших чужих Лапландий.

Сердце-
Биение.

Дай мне послушать стук,
если за пыльною шторой остался голос;
Платье бумаги превращено в золу
меркнущим светом ночных незнакомых окон.

Теплой снежинкой лети на мою ладонь,
солнечный луч, убегая с пустой картины...
...Добрый олень, над сверкающей пустотой,
новой разгаданной сказки запишет имя.

***

Свет разбивается, с-нежно срываясь вниз,
до глубины асфальта, и новый вечер
вновь репетирует мимику сотен лиц,
холодом тишины укрывая плечи
праздно снующим гулякам…

… Слова декабря
безмолвие небесной первопричины
скоро нарушат.
Я ощущаю тебя
каждой молекулой своей бестелесной глины –
биение пульса пересечет ладонь
наискосок, срезая линию жизни;
и глупый амур, вместе с последней стрелой
брошен у входа,
никак не решаясь выйти…
Мягко проникнув, чувствую тонкую ткань
теплых грядущих ночей,
осязаю сильней, чем прежде,
твой запах, и, еще не умея ласкать,
отвечаю на ласку…

…Свет разбивается, с-нежно
падая вниз,
долгих фонарных столбов
отмеряя невыросшую возможность –
коснуться небес.

И рождение первых слов
тем болезненней, чем дольше и осторожней.

***

Зимний плащ ожидания
всегда ослепительно-белый...
Пересчитываю месяцы,
для которых не существует
ни времени, ни поездов.

Чуть заметна тень бабочки
на высокой, неровной стене –
диалоги сухой пыльцы
с наскальным рисунком
дорог, уходящих в небо.

Мы с тобой постигаем друг друга,
играя кожаным переплетом
книги вчерашних дней –
так будет проще коснуться земли
первым весенним утром...

***

Вновь спазмы предчувствий неловко щекочут гортань
(тропинка, петляя, приблизит к заветному югу)
Осталось недолго -
на кончиках пальцев считать
мотки каруселевой пряжи, что нитью по кругу
неровно обводят.
Дыши, отрываясь от сна,
впадая в реальность скрипичным разорванным всхлипом
бесцветных осадков;
А где-то маячит весна,
и яркая зелень травы поднимается лихо,
на цыпочках - к первому солнцу,
почувствовав верх
бездумного счастья рождения маленькой жизни...

...И гладкие капли почти непохожи на снег;
а первое солнце все ярче, и громче, и ближе.

***

Пересчитай слова – запас их пуст,
давно исчерпан взглядом ожиданья.
допит до степени сверкающего дна.
Тюльпан-кораблик огибает куст
ночной сирени, постигая дали
направленного в ночь веретена.

Поверь в дожди за складками стекла…
Где нет морщин – там зелени отрада.
И хлопают в ладони двери сада,
а жизнь часов песочных истекла.

Глаза в глаза – что может быть сильней,
чем первое знакомство узнаванья?
Слов пустоту не заменить словами
календарем использованных дней.

На сброшенном плаще остался след –
всего в одной, такой короткой строчке,
забыть успевшей острую иглу…
И воздух пробужденья бел и слеп.

…Дождинка непроставленною точкой
стекает по измятому стеклу.

***twelve

Двенадцать капель. Преддверье ливней.
Двенадцать строчек в тесьме рассказа -
попытка вспомнить и не увидеть,
и не поверить в чужие фразы.
Двенадцать вспышек. Итоги солнца.
И утро белым раскрасит стены.
И день ракушкой в себе сомкнется,
забыв о взглядах придворной тени.
Двенадцать трещин в скале исканий.
Огрехи кожи на монументах.
Как, выбирая на сэйлах ткани,
нельзя прельститься измятой лентой,
так тянут руки в пучину дружбы,
взамен ломая древки от стягов...
На ксилофоне, давно не нужном,
согбенном ношей забот и тягот,
играет время на темы фарса...
Двенадцать разниц, от раза к разу -
лишь составные к смешенью фарша;
а так хотелось немного джаза...
Весенний ливень роняет капли
под всплески радуг на створках окон;
И заблестит виноград в бокале,
и чьи-то крылья раскроют кокон.

...Двенадцать жизней в одной секунде.
Под скрип пера часовых историй
вновь прячет праздник останки будней,
и каждый день как свободный столик
в кафе под кем-то открытым небом,
где первый взгляд - возвращенья дольше...
И оживет не единым хлебом
дыханье света в прозрачной толще.


<<<Другие произведения автора
(7)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018