Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 683
529/259
 
 

   
 
 
 
Райз Таня

Vision
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

Vision

Утро бессонницы.
Сизая дымка асфальта.
Взгляды привычно стремятся в заброшенный угол,
из геометрии линий состряпав несложное сальто;
Брошенный веер безветрия жадного юга –
только игрушка.
В песочницах новые дети
пересчитают количество сломанных зАмков
от беспричинности слез до начала взросленья
(…сны путешествуют чаще под сводами арок,
нежели новый маршрут примеряют на крылья…)
В разноголосице уличной тонут клаксоны;
Город, заполнив морщины рассыпчатой пылью,
не понимает значенья упавшего солнца
бликом на купол.
Медлительный звон колокольный
чьи-то грехи полирует до яркого блеска.
…Сорванный с неба, колышется смех незнакомый
огненным шариком,
где-то у самого сердца.

На окраине города

На окраине города все перепутал туман,
бесконечная свалка похожа немного на сюр
Если есть вдохновение - что ж ты, художник? - рисуй
параллельные линии ржавых измученных шпал...

Сероватые тени тоски под глазницами снов
не исправит любой, даже самый продуманный грим
И чужим голосам легче крикнуть "Давай помолчим!",
вжившись в роли статистов на редкость немого кино.

Здесь не ты, и не я - правит бал повседневная ложь,
чье предплечье и грудь увенчали собою кресты
Здесь разорванной в клочья бумаге подарят мечты
страх горящего пламени и ритуальную дрожь.

Белокож и смешон, отступая пошагово в смерть,
виртуальный шаман, отхлебнувший из кубка тоски...
Не найти ни конца, ни начала у вечной реки -
только звон колокольчиков в кем-то закрытую дверь

слишком громок, с безудержной силой врываясь вовнутрь,
и окраина города рвется по тоненьким швам,
не умея вместить ни желания, и ни слова -
растворившись в тумане отсчитанных долгих минут...

Сказочное

Все еще не зима - только старая слива в цвету…
Снегопад лепестков, согревающий тонкие ветки
скоро кончится… Что же ты плачешь, принцесса
из придуманной сказки, которую детям прочтут
в промежутках меж снами? Такая забавная участь –
навсегда оставаться влюбленной, прекрасной и юной,
незаметно пройдя через воду и медные трубы,
оставляя огонь как игрушку для сердца. Так лучше,
чем спасаться от холода в каменных склепах парадных,
если кто-то чужой слишком быстро листает страницы
напечатанной жизни..
Принцесса, ты будешь мне сниться
только прежней, смеющейся, с парусом белого банта
в море темных волос. Лепестки опадают на землю
как минуты, которые больше не спрятать в ладонях…
Остается поставить (всего лишь) последнюю точку
в недописанной сказке -
о ней ли ты плачешь, принцесса?

А. Ахматовой. Полуспадает шаль...

Полуспадает шаль, скрывая холодность
чеканных линий плеч в огранке траурной…
Бессонница заполонила комнаты
задумчивой, пронзительно-ахматовской,
печальной тишиной… Над домом властвуют
все те же тени из столетья прошлого,
и ласка букв рассыпавшихся «Аннушка…»
напоминает мелкие горошины
на каменном полу – прикосновения
не рук, не губ – какой-то острой жалости
к той, что спустилась по ступенькам времени,
отбросив жестом, истинно русалочьим,
короткой челки всплеск. Перчаткой смятою
махнуть, позвать… кого? – смертельны сумерки;
Квадрат портрета, пылью опечатанный,
прикованный к стене, молчит о будущем…

Полуспадает шаль, скрывая холодность
чеканных линий плеч, и рама ветхая
сама собой померкнет позолотою –
предсказанной – из прошлого столетия…

Веришь ли?

Ткань южной ночи тоньше иных шелков…
Веришь ли, милый, от холодов февральских
память теперь ускользает гораздо чаще,
царству теней доверяя ненужность слов –
пусть караваны их тонут в пустыне лет
(горстью песка не измерить часов стеклянных)
…ведь, когда в тысячный раз сам собой обманут,
в тысячный раз понимаешь, что правды нет;
А догоревший закат – это только блик,
лунной дорожкой украсивший дно каноэ…
Плыть без весла неудобно, но все равно, лишь
бы суметь повторить кривизну реки;
И, к географии жизни добавив зыбкость,
перенести все обиды за контур карты…

….ткань южной ночи скользит, не желая падать
с темного неба, что прячет мою улыбку.

Целовать тебя

Целовать тебя –
до каждой короткой строчки
грустных морщинок, рожденных долгой дорогой;
отрицая неумение одиночеств
сталкиваться у высоты порога,
рядом с которым ясно – ошибки стареют раньше
привычных делений на «до» и «сколько еще осталось»…
Цифрам доверив роскошь бумажной фальши,
календарь, собиравший прежде аншлаги в залах,
становится тоньше, глупей.
Август – хуже, чем осень…
И солнечный круг, застывая в небесных пяльцах
оранжевой тканью, уже почти не приносит
обещанного тепла из-закулисья рая.
Целовать тебя –
а что мне еще осталось
в этом каменном городе, подобном гигантской чаше…

…перегоняя рассвет в желании просыпаться,
вечера, оступившись, падают в ночь все чаще.


<<<Другие произведения автора
(7)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018