Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Зимой на меня всегда находят воспоминания, приятные до щемящей тоски по ушедшему, невозвратимому. Вот я уже окунаюсь в пошлое и ясно вижу то, что со мной было… - а какая разница, сколько лет назад! – главное, что это все-таки было.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 193
529/257
 
 

   
 
 
 
Пайков Валерий

Стихотворения из цикла "Достоевский в Старой Руссе"
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

1

Старая Русса. Остались ещё острова –
не перекроены временем и эССэСэРом.
Вдоль Перерытицы густо темнеет трава,
вымощен двор возле дома булыжником серым.

Там, где сливаются реки, на плоском мысу
храм кафедральный и звонница красная рядом.
Слышится в воздухе, вроде, "Покайся, спасу..." –
каяться нужно. Порою, покажется, рад бы,

но в голове от рожденья засело не то –
взгляды иные на суть и опасность пороков.
Старая Русса, мне "от" обойти бы и "до"
все твои улицы вслед за ушедшим пророком.

Начал бы я от Соборной твоей стороны –
в тень бы под ивы твои, вдоль речного покоя
шёл бы и шёл, извлекая из каждой струны
прошлых надежд  не забытое что-то – другое.

Может быть, Федя в кепчонке с кривым козырьком
бросился б вслед: "Дальше будет тропинка поуже!"
Жаль, что я раньше с ним не был поближе знаком, -
жил далеко, да и веком позднее, к тому же.

Только погоду бы лучше. Я помню июнь –
ветер гудел и, зверея, корёжил деревья
перед окном. И не скажешь писателю: "Плюнь,
всё обойдётся". - Не сдвинешь в обратное реверс.

Старая Русса. Дорогу запутав, стою –
прошлые карты не смог отыскать в Интернете.
Дождь перестал, и я слушаю пьесу твою –
кто-то играет в открытом окне на кларнете.

2

Вновь расцвела черёмуха,
в кущах сирени сад.
В Руссе затихшей кроме вас
все улеглись и спят.

Птица ночная слышится –
всё бы ей петь да петь.
Ночью так славно пишется –
хочется всё успеть.

Что-то перо замешкалось,
стала строка бледней.
Жизнь бы разметить вешками,
чтобы прямей, ровней,

чтоб ни кольца пенькового,
чтоб ни сибирских руд.
Вы наклонили голову –
тяжек Ваш крестный труд.

3

Наивный мечтатель, поручик Владимир Дубровин.
Повешен. Застыли газетные чёрные строки.
Как странно, он стал с вами, дальним, страдающим, вровень.
Мы были жестоки. Остались поныне жестоки.

Мелькнуло: не с ним ли вы встретились в лавке однажды –
мальчишка в мундире, учтивость в движеньях (политик).
Кто мог бы поверить – всё то же безумие жажды
вернуть справедливость при помощи кровопролитий.

О, сколько безумцев, людей превращающих в стадо,
забывших: у крови есть тяга к отмщению павших.
Доколе взывать нам: опомнитесь, хватит, не надо –
и где напастись нам смирительных страшных рубашек.

И это не выход; и мы – не бездушные твари.
Маячат за нами распятых безмолвные лики.
Владимир Дубровин, пойми, ты не раб государев.
Плывут по земле твоих мыслей кровавые блики.



Ранняя осень. Деревья ещё не голые –
в охре и меди плавится окоём.
Фёдор Михайлович, вижу, опустив голову,
идёте, задумавшись о своём.
Ваша душа всё чего-то ищёт
в надежде, что когда-нибудь вас поймут.
Раздаёте милостыню встречным нищим,
останавливаясь на пару минут.
- Остаться бы в Руссе, где много Бога,
но не заменишь хлопоты почтой,
и пишется нервно, с мукой, тревогой,
бессонницей – и с прочим, прочим.
И грудь всё чаще хрипит – подводит,
как старая гармоника. Толку от талька.
Врачи немецкие лучше, вроде, -
не профессура. От неё подальше.
- Фёдор Михайлович, не уезжайте –
разве Эмс нашей Руссе равен?
Я из будущего – и больно, жалко...
И ничего уже не поправишь.

5

В церкви святого Георгия пусто –
редкий рушанин появится днём.
Служба окончилась – время. Но пусть бы
люди ещё помолились о нём.

Я и молюсь, но своими словами.
Рядом с иконою свечи зажёг.
Мне бы уверовать следом за вами –
если бы мог я, о, если бы смог.

Знаю, вы к Богу с бедой приходили –
и находили любовь да совет.
Он отвратил от бесовских идиллий,
Он отворил вам единственный свет.

Ваше из Руссы письмо: "Христианство –
место спасенья России от зол" –
главный итог всех страданий и странствий,
главное счастье, к которому шёл.


<<<Другие произведения автора
(3)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018