Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 218
529/259
 
 

   
 
 
 
Варламов Евгений

Ревность
Произведение опубликовано в 43 выпуске "Точка ZRения"

-Маша, Маша.....,Подожди, Маша, я хочу с тобой поговорить!
Солнце пекло которую неделю, трава на газонах высохла, листья на деревьях свертывались в трубочку от высокой температуры. Даже в тени было нечем дышать, а уж на открытом пространстве казалось что солнечные лучи проникают прямо в мозг.
Маша Белова, страдающая от жары пятидесятилетняя женщина недоуменно завертела головой, не понимая, кто же ее зовет?
-Маша, я здесь, посмотри наверх, это я, Алла!
Маша подняла голову и увидела на балконе третьего этажа Аллу Андреевну, толстую восьмидесятилетнюю старуху, которая перегнувшись через перила, махала ей рукой. Одета была Алла Андреевна только в короткую ночную сорочку, из под которой были видны ее столбообразные отечные ноги.
Алла была больна уже давно и очень редко отваживалась выходить из своей квартиры. Лифта в пятиэтажке , конечно же, не было, а спуститься с третьего этажа она соглашалась только в случае крайней необходимости и с помощью своего мужа, Юлия Михайловича, который был моложе ее на четыре года и держался еще молодцом. Михалыч, как звали его во дворе, был подполковником в отставке, заядлым рыбаком и любителем поболтать с другими пенсионерами на самые разные темы. Он звал свою супругу Бомбой и частенько подтрунивал над ее избыточным весом, на что Алла обижалась, но ненадолго. Еще он любил выйти утром в трусах на балкон и громогласно возопить:
-Здравствуйте товарищи, алкоголики, дебоширы, пьяницы!, У нас сегодня щи и завтра щи ! Мы все товарищи!
И вот сейчас Аллочка, как ее называли во дворе, отчаянно пыталась привлечь внимание соседки.
-Маша, ты знаешь, что мой козел спутался с этой, с первого этажа? Как ее там? Ну, с семнадцатой!
-Да что вы, Алла Андреевна! Не может быть!
-Чего там не может быть! Я же знаю! Я же сердцем чувствую! Спутался, только не знаю, он к ней ходит, или она к нему. Но я выясню! Так выясню, что ей мало не покажется!
Разгневанная Аллочка еще взмахивала своими ручищами, как пингвин крыльями, словно пытаясь взлететь с балкона, а Маша уже лихорадочно решала, кому первой рассказать потрясающую новость.
-Ладно, Алла Андреевна, побегу я, дела у меня. Не расстраивайтесь, все будет хорошо.

Весь день Аллочка была настороже, стараясь не пропустить появления во дворе соперницы. И ее ожидания увенчались успехом. Алевтина, женщина лет шестидесяти, коренастая, с голубыми глазами и носом картошкой, шла к подъезду, помахивая небольшой сумочкой. Ревнивица резво выскочила на балкон, перегнулась через перила и, не боясь упасть, громко закричала:
- Женщина, женщина! Да, я вам говорю! Подойдите сюда!
Озадаченная Алевтина задрала голову вверх и, подслеповато прищурившись, спросила:
-Я, что- ли?
-Да, вы! Подойдите, я хочу с вами познакомиться.
-Ну, давайте знакомиться. Я- Алевтина. А вас как зовут?
-Как меня зовут, вам знать необязательно! Достаточно того, что вы знаете, как зовут моего мужа!
-А кто ваш муж? - спросила ничего не понимающая Алевтина.
-Вы мне дурочку из себя не стройте! Ишь какая, не знает она! Видали мы таких! Так и норовят мужа увести! А притворяются, что ни при чем!
-Да вы о чем, женщина? Какой муж? У кого я увела? - удивилась Алевтина? - Вы что, с ума сошли?
В ответ бедная Алевтина услышала о себе массу нелестных отзывов, обидных слов и еще кучу всякой ерунды. Аллочка перестала контролировать себя и пошла вразнос. Вообще-то у нее был тонкий, медовый голосок, которым она словно облизывала собеседника, вставляя в свою речь массу ласковых и уменьшительных словечек типа «миленький», «родненький», «золотце мое».Но в ярости ее голос был подобен трубе, горну, который поднимает войска на битву.
В окнах начали появляться заинтересованные лица жильцов, привлеченные громким голосом Аллочки. Многие распахнули створки окон, чтобы слышать все без помех.
Алевтина обвела взглядом весь «амфитеатр» и, опустив низко голову, торопливо зашагала к подъезду.

К вечеру, с речки возвратился Михалыч. Все жаркое время суток он просидел на рыбалке, утверждая, что около воды жара переносится легче. На речку, которая текла совсем рядом, в полутора километрах, пенсионер ездил на внучкином велосипеде. Вообще-то, у него в гараже стояла двадцатьчетвертая «Волга», которую Михалыч заводил пару раз в год, чтобы осмотреть, подмазать и в очередной раз пройти техосмотр. Но этой машиной чаще он не пользовался, да как и большинство стариков, которые не могут себе позволить расходовать дорогой бензин, ну и реакция уже не та, что прежде. Вот и пылятся в их гаражах старые автомобили, никому не нужные, но греющие сердца пенсионеров. Как же, у них есть автомобиль! Не последние люди!
Михалыч завел велосипед в гараж, запер его, подергал воротину и, помахивая пакетиком с тремя полудохлыми карасями, отправился домой.
Через десять минут на горячий асфальт сверху сочно шмякнулся прозрачный пакетик с карасиками, которые благополучно перенесли полет с третьего этажа и еще вяло шевелились. К ним осторожно, принюхиваясь и присматриваясь, крадучись подбирался ничейный черно-белый кот. Через открытую балконную дверь в знойный воздух двора неслись неразборчивые крики и вопли, послышался звон разбитой посуды. Соседские окна и балконные двери открывались, зрители и слушатели наслаждались очередным скандалом.
Спустя еще пять минут из подъезда торопливо выбежал красный, тяжело дышащий Михалыч и, по стариковски сгорбившись, протопал к гаражу, где снова вывел велосипед, оседлал его и покатил в сторону речки. На балкон выскочила Аллочка в цветастом халате, не сходящемся на животе и закричала вслед мужу:
-Давай, давай, беги к ней! Она уже ждет тебя там, наверное! Козел старый! Седина в бороду! Бес в ребро! Давай, беги....
Аллочка задохнулась и некоторое время стояла, широко раскрыв рот и учащенно дыша. Наконец, она закрыла рот и вошла в комнату. Громко, со звоном, хлопнула балконная дверь.

Стемнело. За углом прошуршали шины велосипеда и в свете фонаря к гаражу подъехал Михалыч. Он снова неторопливо, со скрипом, открыл тяжелую створку ворот и завел велосипед внутрь. Закрыв гараж, постоял с минуту, что-то ворча под нос и направился к подъезду.
У подъезда на скамейке кто-то сидел. Михалыч чуть затормозил в сомнении, но тут темная фигура шевельнулась и знакомый голос негромко сказал:
-Юлик! Это ты?
Он промолчал, но подойдя, сел рядом с женой. Весь день он провел в раздумьях, считал и сопоставлял, но ничего не понимал. Виноватым Михалыч себя не считал и вины за собой не чувствовал. Но как объяснить это жене?
-Ты как вниз спустилась? Тебе же нельзя!
-Надо было, вот и спустилась.
-Зачем это?
-Юлик, прости меня! Я ошиблась, дура старая!
-Бомба, ты с ума сошла!
-Я знаю. Я ходила к Алевтине и она все мне объяснила. Это не ты был. Я ошиблась сослепу. Можешь хоть сколько называть меня Бомбой, только прости меня!
Ничего не ответил Михалыч, только обнял свою ревнивую жену, да покрепче прижал ее к себе. Всякое в жизни бывает, а жизнь- она одна.


<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018