Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1243
529/260
 
 

   
 
 
 
Буторин Андрей

Цифровой подружитель
Произведение опубликовано в 51 выпуске "Точка ZRения"

Все началось с того, что я влюбился в Настю. Я никому об этом не говорил, но перед самим-то собой чего таиться? Влюбился, факт. Даже странно, пять лет до этого на нее внимания не обращал, а как первый раз после каникул вошел в класс и увидел - так и все… Того. Этого самого.
Я понимал, что это ужасно глупо, во всяком случае, для шестиклассника, а что делать? Таблеток от глупости еще не изобрели. И от влюбленности этой дурацкой тоже, к сожалению. Оставалось мучиться и терпеть. А это оказалось непросто. Зря я раньше смеялся над фильмами и книжками на подобные темы.
Я до того дошел, что даже сочинил стих. Не специально; он как-то сам сложился у меня в голове:
Ты такая, ты такая,
Словно лед в озерах мая.
Я удивился, как это у меня так складно вышло и решил испытать свое творение на маме. Мама послушала и чуть не уронила с носа очки:
- Это ты обо мне?
- Допустим, - уклончиво ответил я.
- А что, я такая холодная?
- Почему? Нет. Тут ведь не об этом.
- А о чем же? Лед ведь холодный. Но в мае его уже не бывает.
- Вот! - поднял я палец. - Вот именно: не бывает. Поэтому ты такая редкая, как майский лед, и я тебя за это очень ценю. А холод - это уже так, не главное.
- Может и не главное, - сказала мама, - но все равно обидно. Человек может подумать, что ты именно на это намекаешь.
- Какой человек? - испугался я, решив, что выдал себя с головой.
- Тот, о ком ты свой стих сочинил, - улыбнулась мама. А потом, поправив очки, подмигнула: - Допустим, я.
Я подумал, что мама все-таки о чем-то догадалась. А насчет льда она, наверное, была права, так что на поэтическом творчестве я решил поставить крест. Ну его! Глупейшее это занятие. Словно лед в озерах мая.
Настя же как раньше не смотрела на меня, так и теперь я для нее остался пустым местом. Впрочем, как и остальные мальчишки, что меня хоть немного, да утешало. Но думать теперь я ни о чем другом больше не мог; все мои мысли заняла Настя. Мне очень хотелось, чтобы она обратила на меня внимание, а уж о том, чтобы с ней по-настоящему подружиться, я боялся и мечтать. Но все равно мечтал, конечно. Даже во сне я каждую ночь видел, как мы с Настей вместе гуляем, ходим в кино, едим мороженое, играем на компьютере, разговариваем, смеемся... Просыпаться после таких видений было особенно грустно, ведь я знал, что в жизни ничего подобного не будет. В лучшем случае я мог надеяться на то, что Настя попросит у меня запасную ручку, карандаш или еще чего из школьных принадлежностей, как случилось на прошлой неделе, когда она забыла линейку, и я с колотящимся от радости сердцем отдал ей свою, а сам чертил по краю учебника. С тех пор я стал носить в школу двойной комплект «канцтоваров», но больше Настя ничего не забывала.
И вот однажды мне приснилось… Не знаю, можно ли назвать это чудом. Сначала я как раз о нем и подумал. Но потом вспомнил одну телепередачу, где рассказывали о загадках сна. Оказывается, мозг и во сне работает, да еще как! Ему же, когда мы спим, ничего не мешает, вот он и начинает решать самые важные проблемы, которые нас беспокоят. Просыпаешься - а ответ вот он, словно с неба свалился! В этой передаче и примеры приводили, когда люди даже совершали во сне научные открытия. Один дядька, который вообще только чемоданы делать умел, однажды проснулся и начертил таблицу по химии. Миндалев его, вроде бы, звали…
Ну, я чемоданов не делаю, зато я проснулся однажды и понял, что знаю, как можно смастерить цифровой подружитель! То есть, такой прибор, с помощью которого можно любого заставить с тобой подружиться. Да так, что этот любой и знать не будет, что его заставили - решит, что это он сам подружиться захотел.
Я сразу подумал, что не зря меня папа научил паять. Честно говоря, мне это занятие не очень понравилось - я два пальца обжег, - но папа сказал, что в жизни все может пригодиться. Мама стала с ним спорить, что это раньше нужно было уметь паять, строгать и лобзиком выпиливать, потому что ничего было не достать, а сейчас все купить можно. Папа сказал маме, что она права, но я видел, что он был не очень-то с ней согласен. А что? Где, скажите на милость, можно купить цифровой подружитель, в каком магазине? Вот то-то же!
В общем, я зря время терять не стал и начал паять ту штуковину, что увидел во сне. К моей радости, в папиной заветной коробочке со старыми радиодеталями нашлось все, что мне было нужно. Я снова пару раз обжегся паяльником, но подружитель все-таки сделал. Получилось не очень красиво, ну и ладно. Я этот прибор не на выставку нести собирался, он мне был нужен для дела. Тем более, я это свое «рукоделие» засунул в коробочку из-под дискет, так что и вообще все стало выглядеть очень аккуратно. Снаружи остались лишь два проводка: один для подключения к цифровому фотоаппарату, а второй нужно было держать в руке. То есть, по этому проводку мои данные шли в подружитель, преобразовывались в сигнал подружения и через объектив фотоаппарата передавались тому, кто должен был со мной подружиться. Во всяком случае, так мое приснившееся устройство должно было работать. Оставалось лишь его испытать.
Сначала я решил проверить его действие на Тимке, щенке, что мне подарили по окончанию пятого класса. Я свистнул, Тимка примчался из соседней комнаты, завилял хвостиком и ткнулся мне мокрым носом в ногу.
- Сидеть! - приказал я и навел на щенка фотоаппарат. Щелкнул затвором и стал ждать результата. Ждать пришлось недолго; Тимка заливисто тявкнул и вновь замолотил хвостиком. А потом снова прыгнул к моей ноге, опять ткнул ее носом и обхватил лапками.
Сначала я обрадовался, но потом вспомнил, что Тимка и до этого вел себя так же. Похоже, он и без всякого подружителя считал себя моим другом. Проверять действие прибора на родителях было бесполезно по той же причине.
Тогда я выглянул в окно. По дорожке между домами шла старушка в зеленом плаще. Я нацелил на нее объектив и нажал на спуск. Старушка остановилась. Потом обернулась и подняла голову, пристально вглядываясь, как мне показалось, прямо в наше окно. Мое сердце затрепетало: неужели сработало? Не могла ведь старушка услышать щелчок фотика с третьего этажа через двойное стекло! И все-таки я не был уверен в успехе на сто процентов. А потом подумал, что хуже не будет, если я завтра все же «сфотографирую» Настю. Если прибор не работает - все останется как и было, но если он действует, как задумано… Я даже зажмурился от предчувствия грядущего счастья.
Я не знал, как дождаться наступления завтра! В голову ничего не лезло, даже на компьютере играть не хотелось. Тогда я решил посмотреть телевизор. Вообще-то я люблю смотреть только мультики. Мне очень стыдно за это, ведь мне скоро исполнится двенадцать, а я все как маленький!.. И я решил заставлять себя хотя бы понемногу смотреть что-нибудь серьезное: познавательные передачи, новости… Вот и ту самую передачу про сон я так же смотрел, в «самопринудительном» порядке. И не зря, как оказалось!
А сейчас на одном из каналов как раз шли новости. Выступал Президент. И я вдруг подумал: а что, если?.. Конечно, это было большой глупостью, но я все же взял свой цифровой подружитель, подключил к нему фотик, навел на телевизор, щелкнул, и… тот вдруг переключился на другой канал. Там как раз шел мультфильм. Я решил, что это мое устройство каким-нибудь импульсом подействовало на телик, и переключил его снова на новости. Но телевизор опять вернулся на детский канал. Я отложил подружитель в сторону и стал нажимать подряд на все кнопки телевизорного пульта. Бесполезно! Телик показывал только мультфильмы.
- Папа! - вышел я в гостиную. - У меня телевизор сломался, каналы не переключаются.
Папа как раз смотрел по большому телевизору новости. Но они его, видимо, не очень интересовали, поскольку он сразу поднялся, потер ладони и сказал: «Ну, пойдем посмотрим, чего это он у тебя бунтует». А я остался смотреть новости, чтобы еще немного закалить свою волю. Но самовоспитательный процесс на этот раз не удался - почти сразу вернулся папа и развел руками:
- Все прекрасно переключается. Не туда ты, видимо, жал.
Я удивился: как можно жать не туда, если я этим пультом пользовался раз уже, наверное, тысячу! Но папа ведь меня обманывать не станет. Да и убедиться недолго, что я тут же и пошел делать. Ткнул в пульт наугад - на экране замельтешили рисованые рожицы. Я нажал соседнюю кнопку; рожицы мигнули, но остались. Я снова стал жать все кнопки поочередно - телевизор и не думал переключаться!
И тогда я все понял. Этот пластмассовый ящик с электронной начинкой… стал считать меня другом! И теперь он показывал только то, что мне нравилось, что мне хотелось смотреть.
Это что же, теперь я всю жизнь приговорен смотреть одни лишь мультфильмы? Доэкспериментировался, Менделеев! Да, я сразу вспомнил, как на самом деле звали того дядьку с чемоданами. Но это меня мало утешило.
А потом вдруг раздался звонок в дверь. Я услышал, как мама разговаривает с кем-то в прихожей очень удивленным голосом. Потом она заглянула ко мне и почему-то шепотом сказала:
- Там… к тебе пришли…
Глаза у мамы были при этом большими и круглыми.
Я вышел в прихожую и, думаю, мои глаза стали не меньше маминых. В прихожей, широко улыбаясь, стояла давешняя старушка в зеленом плаще.
- Коленька! - приторным голосочком пропела она. - Тебя ведь Колей зовут? Колей, Колей, я все у бабулек из вашего подъезда вызнала! На-ка вот, Коленька, пирожки с грибами, специально для тебя напекла, сладенький мой!
Старушка протянула мне пакет с пирожками. Я машинально спрятал руки за спину.
- Не надо мне… с грибами, - ляпнул я. В голове у меня замутилось, в горле вдруг пересохло. Я оглянулся, ища маминой поддержки, но мама, видать, тоже еще не пришла в себя от изумления. Она лишь беспрестанно моргала и поправляла очки.
- Не любишь с грибочками? - охнула старушка. - Ой-ей-ей, дура я старая, напекла, не спросясь!.. А с чем любишь-то, Коленька? Поди, с ягодками?
Я кивнул. Не потому, что и впрямь люблю пироги с ягодами, а просто, от волнения и растерянности.
Старушку словно ветром сдуло. Я с облегчением перевел дух. Мама тоже судорожно выдохнула и спросила меня подрагивающим голосом:
- Кто это?
- Бабулька какая-то, - пожал я плечами. - С пирожками.
- Это я успела заметить, - прищурилась мама. - А почему она принесла их тебе?
- А я откуда знаю? Я ее первый раз вижу!
Вообще-то я солгал, но не сильно. Первый раз я видел старушку издалека и через окно, это можно не считать. А почему она принесла мне пирожки, я, конечно, догадывался, но ведь на сто процентов не был уверен! Впрочем, я, конечно, лукавил. Не стала бы ни с того, ни с сего незнакомая старушка печь для меня пирожки. Это мой подружитель сработал. Сработал! Ура!!! Значит, уже завтра со мной подружится Настя!
А когда я лег наконец спать, в дверь опять затрезвонили. Я снова слышал, как мама с кем-то разговаривает в прихожей. Но теперь ее голос был не удивленным, а сердитым. Вскоре входная дверь хлопнула, а потом раскрылась моя. На пороге стояла мама, поблескивая в полумраке стеклышками очков.
- Николай, ты ничего мне не хочешь рассказать? Кто такая эта старушка?
Я притворился спящим, но маму было не провести. Она включила свет и подошла к моей кровати.
- Я жду.
Я вздохнул и приподнялся спиной на подушку. Врать маме очень не хотелось. И я решил сказать правду. Вернее, ее часть.
- Мам, ну, это просто глупость сегодня приключилась. Я фотографировал через окно наш двор, а там как раз эта старушка гуляла. Она подняла голову и увидела, как я фотографирую. Вот и решила, наверное, что это я ее снимаю, и что я такой хороший, раз ее объектом съемки выбрал.
- Это правда?
- Можешь посмотреть карту памяти, - обиженно буркнул я, - там должен этот кадр остаться, я не стирал.
- Странно, - задумчиво поправила очки мама. - Если бы я пекла пирожки всем, кто меня фотографирует…
- …в магазинах закончилась бы мука, - продолжил я. И, пожалуй, не сильно преувеличил; мама любила фотографироваться.
Мама рассмеялась, и у меня отлегло от души.
- Ладно, спи, - чмокнула она меня в лоб. - Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - ответил я и сразу заснул.
Всю ночь мне снилась бегающая за мной с огромным пирогом наперевес старушка в зеленом плаще. Ноги во сне плохо меня слушались, и я с ужасом понимал, что преследовательница вот-вот меня настигнет.
- А вот - с грибочками! - слышалось сзади, и возле самого моего уха просвистел ярко-красный мухомор. - А вот с ягодками! - барабанной дробью затарабанили по моему затылку ягоды…
На самом деле это трещал будильник. Пора было вставать и бежать в школу. Пожалуй, впервые в жизни я рвался туда с такой радостью!
Первым делом, еще не одевшись, я положил на дно школьного рюкзачка коробку из-под дискет с моим чудодейственным цифровым подружителем. А пока умывался и завтракал, только и думал о том, как я его достану. И тогда… Я так размечтался, что едва не забыл взять фотоаппарат. Вспомнил в самый последний момент и уже на ходу набросил его на шею. Мне было так хорошо и радостно, что я даже рассмеялся, чем слегка напугал маму.
Но радовался я недолго. До тех пор, пока не выбежал из подъезда. Возле него меня ждало продолжение ночных кошмаров - старушка в зеленом плаще.
- Коленька! - радостно вскинулась она с лавочки. - Уж я заждалась тебя, уж заждалась! Я ведь и вчера приходила, да ты спать лег… Пирожки приносила, с ягодками. Но ты не думай, я новых с утречка напекла, свеженьких! Вот, тепленькие еще, - протянула она мне большой пакет.
- Не надо мне никаких пирожков! - опрометью бросился я в сторону школы.
Старушка дробно застучала за мной каблуками.
- Коленька, стой! - истошно кричала она мне в спину. - Коленька, возьми пирожки!
Я несся, что есть духу, а в голове моей столь же быстро забегали мысли. Это что же получается, думал я, значит, и Настя вот так же за мной бегать начнет? С пирожками, булочками, шоколадками какими-нибудь? У подъезда меня сторожить будет, ночами не спать… Что же это за дружба получится? Зачем мне она такая?
Между тем, сзади, хоть уже и в некотором отдалении, слышалось:
- Пирожки! Пирожки возьми, Коленька! Тут и с брусничкой, тут и с черничкой, тут и с малинкой есть!..
Я так и ждал, что вот-вот полетят в меня очередью черничка с брусничкой, как в давешнем сне. Но наяву я все-таки бегал быстрей, и старушка наконец-то отстала.
А я так увлекся этой погоней, что уже возле самой школы едва не столкнулся с Настей.
- От кого это ты улепетываешь? - с улыбкой спросила она.
Наверное, во мне еще бурлил азарт гонки, а тут еще эта улыбка… В общем, неведомо как, но из меня вдруг улетучились нерешительность и застенчивость. Я скривил жуткую рожу и заговорщицки зашептал:
- За мной гонится вражеская старуха с отравленными пирогами!
Настя прыснула, прижав ко рту ладошку.
- Да-да, - продолжал я, - она напекла пирогов с мухоморами и вчера ночью совершила налет на нашу квартиру. Но покушение не удалось, и старушка устроила засаду возле моего подъезда. У нее были пироги с картечью, которую она выдавала за бруснику, и едва я вышел из дому, как она бросилась на меня с пирогами наизготовку. Пришлось удирать.
Я перевел дух. А Настя уже заливалась веселым, звонким колокольчиком. Сердце мое так и прыгало от счастья! И вдруг…
- Коля! - послышалось из-за угла соседнего дома, а потом оттуда вынырнула зловещая зеленая клякса плаща. Старушка задыхалась от непривычного бега, но все равно продолжала выкрикивать: - Возьми!.. Пирожки!.. С брусничкой!..
У Насти отвисла челюсть.
- Так это… правда?.. - ахнула она, вцепившись в мой локоть.
- А то! - сказал я. - Бежим! Дуй вперед, я прикрою.
К счастью, в школу старушку не впустил охранник. А мы с Настей прислонились к стене родного школьного коридора и принялись вдруг хохотать. Прозвенел звонок, а мы все еще заливались звонче него.
Продолжая смеяться, Настя вдруг ткнула пальцем в фотоаппарат, висевший у меня на шее:
- А фотик зачем? Или эта старушка шпионка, а ты заснял ее тайные делишки? Вот она теперь за тобой и гоняется!..
Я перестал смеяться и посмотрел прямо в глаза Насте.
- Нет, - очень серьезно сказал я. - Я взял его, чтобы сфотографировать тебя.
Настя резко оборвала смех.
- Зачем?.. - Ее глаза округлились и стали очень-очень красивыми. Я так и ответил:
- Потому что ты очень красивая.
Затем я снял с шеи чехол.
- Можно?
Продолжая смотреть на меня так, словно увидела первый раз в жизни, Настя кивнула.
Я поднял фотоаппарат, навел на нее объектив и щелкнул. Никаких проводков в моих руках не было. Коробка с цифровым подружителем по-прежнему валялась на дне рюкзачка. И то лишь до первой урны.


<<<Другие произведения автора
(6)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019