Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Алексей Евстигнеев

Впервые в Большом театре
Произведение опубликовано в 60 выпуске "Точка ZRения"
Вчера посетили Большой театр. Опера Прокофьева «Огненный ангел». Либретто по роману Брюсова. Кстати, когда покупали программку, одна из служительниц театра нам предложила: - Просто с перечнем актёров - 50 рублей, а с либреттой – 120. Мы взяли с перечнем артистов, заметив, что «либретту» уже читали. Сюжет таков. Шестнадцатый век. Женщина общается с нечистой силой и не выдерживает мучений. Уходит в монастырь, но и там её бесы не оставляют, а начинают докучать не только ей, но и всем монахиням. Заканчивается история тем, что сжигают бедную женщину на костре. Ещё один герой – рыцарь Рупрехт, который пытается помочь героине, и даже влюбляется в неё, терпит все её взбалмошные фантазии и выкрутасы, но взаимности не добивается. Главный герой в опере – музыка. Музыку текстом не передать, её надо слушать. Но впечатления можно сформулировать. Музыка Прокофьева мной воспринялась проще, комфортнее, чем музыка Шостаковича в опере «Нос». Этот «Нос» мы слушали в прошлом году в театре Покровского. Проще, это не значит хуже, а для меня, это значит – лучше. Запоминающихся арий нет, так же как и в «Носе». Оркестр играл… Как вы думаете, как может играть оркестр в Большом театре? Вот так он и играл. Шикарно и волнующе. Актёры, солисты – исполняли свои партии очень хорошо, но возраст исполнителей несколько смущает. Рыцарь Рупрехт – небритый мужчина старше 55-ти лет, в джемпере и галифе. Ну какой это рыцарь? Без белого коня – ладно, это театр. Но забрало можно было бы куда-нибудь приделать. Что за рыцарь без забрала, пусть и открытого. Да ладно. Что я, в самом деле, пристал к этому забралу, эк как меня разобрало это забрало. Вообще, костюмы – никак на шестнадцатый век не тянут. А «тянут» на начало двадцатого. Шинели, фуражки, сапоги. Костюм Рупрехта Лена оценила так: - Как малообеспеченный рабочий. Я не обиделся, потому что это был камешек не в «огород» пролетариата, а в «огород» рыцаря. А джемпер - вполне комфортная одежда, даже и для немало обеспеченного. По ходу действия рыцарь сражается на дуэли. Вот не веришь этому! Ему бы уже в своём возрасте сидеть дома у камелька, с внучками, вспоминать былые сражения. А он дерётся на ножах, да ещё с исчадием ада. И объятая безумной страстью молодая девушка смотрелась бы достоверней, нежели дама среднего возраста и склонная к полноте. Хотя – это театр. И когда мне Лена сказала, что представляла Ренату (это главная героиня) по-другому читая либретто, я ей ответил: - А представь, как бы смотрелась в этой роли Монсерат Кабалье! И что же, отказываться от такого шикарного голоса? Или, кого только не исполнял Паваротти! Театр – это множество условностей. Включайте воображение. Так что, приходится принимать предлагаемые условности и условия. Главное в опере – красота и воздействие музыки, красота звучания оркестра, красота и сложность звучания голоса. Специально не пишу фамилии солистов, чтобы не подумали, что статья – «камень» в их «огород». Этот «камень» в мой собственный «огород». Ёлки зелёные, да что ж я с этим огородом-то всё никак не расстанусь! Хотел сказать, что надо воспитывать в себе умение воспринимать музыку и пение именно как музыку и пение, а не как картинку из сериала. Я же адекватно воспринимаю стихи в исполнениях авторов, как бы автор ни выглядел. И в даме внушительных размеров можно легко увидеть тонкую душу, и в сухоньком тщедушном старичке – железную волю, и в прыщавом юнце – могучий интеллект и талант. И в музыке всё так же. Надо уметь настроить себя, и тогда получишь такой кайф, что не только попса, но и сложная рок-группа тебе такого дать не смогут. Кстати, в этом же спектакле, в том который мы слушали, Мефистофеля пел Войнаровский. Все его прекрасно представляют. Потолще героини и Рупрехта вместе взятых. И у него очень достоверненько и талантливо получилось, хотя Дьявол везде изображается худым. Худой – плохой, это само собой, здесь я имею в виду: худой – стройный. Потому Войнаровский и народный артист. Находит ключик и к слушателю и к зрителю. Зал Большого театра непередаваемо великолепен. Мы сидели в ложе бельэтажа. Это, чтобы было понятней, второй этаж из лож, а всего их шесть. Шесть рядов из лож с позолоченной лепниной опоясывают зал. Напротив сцены, кстати, тоже в ложе бельэтажа, на том же «этаже» где сидели мы, - царская ложа. Или ныне – ложа для почётных гостей. В этот вечер она пустовала. На седьмом этаже целая вереница буфетов с комфортными диванами или столиками для тех, кто не хочет садиться. И то верно, на спектакле насидишься. Бокал шампанского, как анонсируется «Абрау Дюрсо» - 400 рублей. Чашка кофе – 150. Лена так и не допила шампанское – слишком холодное. Быстро пить она не приучена, а прозвенел уже третий звонок. Сюжет для рассказа в стиле Зощенко. У Зощенко в рассказе, помнится, герой заставлял свою героиню не кушать больше и даже положить обратно надкушенное третье пирожное. В нашем случае можно было бы смело поиграть с понятием «уплачено». Если не забуду и не потеряю интереса к теме, вернусь к этому случаю. Я-то свой кофе неторопливо выцедил аккурат к третьему звонку. Да и не мудрено, в театрах кофе много не наливают – этикет-с. На втором этаже – залы для прогулок и музей балетных костюмов. Залы в позолоте, зеркалах и бархате. Тут очень много фотографирующих это великолепие. И мы тоже нафотографировались вволю. Тем более – зеркал вокруг полно. Удобно фотографироваться вдвоём и никого не просить, чтобы вас сфотографировали. Отключаете вспышку на фотоаппарате, становитесь рядом, опускаете фотоаппарат на уровень груди, находите себя на дисплее, примерно выстраиваете композицию, затем поднимаете глаза, смотритесь в зеркало, улыбаетесь и нажимаете на кнопочку. Сделайте несколько таких снимков и, уверен, останетесь довольны. В одном из боковых залов для променада замечательная акустика. Проходя середину зала и что-то рассказывая Лене, я заметил, что мой голос звучит так, как будто я говорю в качественный микрофон. Я сначала испугался – «белочка»? Да я-то тут при чём? Мы с алкоголем по разным дорожкам ходим и пересекаемся раз в два-три года ненадолго. Я, на всякий случай произнёс: «а»! «А-а-а-а» ответило мне затихающее красивое эхо. На меня стали оборачиваться некоторые посетители театра, но поняв в чём дело, подождали пока я наакаюсь, отойду, и сами вставали на моё место и начинали акать. Обязательно будем ходить в Большой театр, если будет возможность достать билеты, или будут попадаться не слишком жадные перекупщики. Ходить в театры я очень люблю. А вот в Большой - всё как-то не получалось. Видно, не готов был слушать с удовольствием классическую музыку. Сейчас не только готов, сейчас я её жажду и вожделею. Я её и слушаю дома в записях. Но театр, звучание «живого» оркестра, живой голос – это же «совсем другая разница»! Конечно, первое посещение Большого театра, да ещё в возрасте почти руприхтовском (по нынешней театральной версии), когда уже этот театр должен был бы поднадоесть, произвело сильное впечатление. Люди приезжают за тысячи километров с мечтой - сходить в Большой! А тут – живёшь относительно рядом, и многое откладываешь «на потом», никуда, мол, не убежит. Ещё как убежит! Хорошо вот вскочил на уходящий поезд. О самом спектакле мало сказал. Разберусь в нюансах – буду говорить больше и меньше ёрничать. А вот эмоцию свою послеспектаклевскую, послевкусие так сказать, хорошо запомнил. Выйдя в морозный московский вечер под ручку с дамой в длинной шубе, пройдя между знаменитых колонн, и спускаясь по ступенькам лестницы, так и хотелось залихватски свистнуть и крикнуть: - Извозчик!

<<<Другие произведения автора
(7)
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017