Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1712
529/260
 
 

   
 
 
 
Алексей Евстигнеев

Очень приятно
Произведение опубликовано в 66 выпуске "Точка ZRения"

- Пап, как тебе твоё новое хобби?

- Нормально.

- Получается?

- Да чего там, дело нехитрое.

Александр Геннадьевич разговаривал с дочерью о народном театре, в который он недавно поступил актёром. Театром был драмкружок при отделе соцобеспечения, но дело то не в названии, дело в наполнении смыслом этого названия, в контенте, так сказать. А наполнение народного театра художественным смыслом было необычайно высоко, по мнению Александра Геннадьевича.

Высокий солидный с густой копной седых волос пенсионер наконец-то попал в ту среду, которая ему нравилась. Он никак не мог привыкнуть на пенсии не иметь никаких обязанностей, и вот народный театр стал для него новым делом. Александр Геннадьевич долго не уходил на пенсию после достижения пенсионного возраста, совсем недавно стал пенсионером и в свои 67 лет был ещё «о-го-го». Жену он похоронил пять лет назад, жил один, и часто заходил к дочери пообщаться. Та была очень рада, что отец наконец-то нашёл себе дело, «отдушину» и немного воспрянет духом после смерти матери.

- Может быть, наконец, подружку себе какую-нибудь найдёшь, - смеялась дочка. – А что, ты мужчина видный! У тебя от бабулек отбоя не будет.

- Наташа, я же тебя просил! – возмутился Александр Геннадьевич. – Не следует называть нас бабульками и дедульками. Мы – женщины и мужчины, календарный возраст тут не при чём.

- Да ладно, не обижайся, - отмахнулась дочь. – Я сама бабушка уже несколько лет, так как внучка у меня есть, твоя, кстати, правнучка, но я же от этого не страдаю.

- Страдаешь.

- Хорошо, - согласилась дочь. – Найдёшь себе женщину. Будет у тебя подруга – артистка.

- Не собираюсь я никого искать, - буркнул отец и покраснел.

Пока у нового артиста не слишком получалось его новое дело, хотя последние три десятка лет он проработал механиком, руководителем среднего звена немаленького завода, и говорить умел. А тут, случалось, иногда забывал в каком месте нужно сказать свою реплику.

Режиссёр, художественный руководитель, автор пьесы и работница местного управления социальной защиты – всё в одном лице, Лидия Михайловна, сначала очень обрадовалась, когда Александр Геннадьевич пришёл в театр. Солидный, колоритный внешний вид, громкий голос, чёткая дикция. Ему сразу дали роль начальника железнодорожной станции. Вообще, Александру Геннадьевичу подходила роль любого начальника. И вот он несколько раз забыл, когда и что нужно сказать.

- Александр Геннадьевич, если вы на следующей репетиции снова всё напутаете, мне придётся вас заменить, - с огорчением сообщила Лидия Михайловна.

Была одна причина, из-за которой отставной механик в некоторые моменты забывал обо всём. Причину звали Ольга Леонидовна. Это была миниатюрная женщина, бойкая, острая на язык, и совсем-совсем молодая, только недавно вышедшая на пенсию. Она играла молоденькую девушку, которая во время войны попала с отцом на железнодорожную станцию. Там они встретились с героем Александра Геннадьевича.

Ольга Леонидовна была одета в лёгкое платье, белые носочки и туфли-сандалии. И была такая… такая! Так выглядели девушки из фильмов 50-х и 60-х годов о войне. Но Ольга Леонидовна отличалась от них тем, что была не на экране. Она находилась на сцене, рядом с Александром Геннадьевичем, а в какой-то момент они оказывались в нескольких сантиметрах друг от друга.

По ходу действия Александр Геннадьевич должен был подойти к Ольге Леонидовне и спросить «Как вас зовут?». Она должна была ответить «Нина». Вот и весь контакт. Затем, по ходу пьесы через много лет кто-то из них вспомнит эту мимолётную встречу, но рассказ не об этом.

На прошлой репетиции Александр Геннадьевич, как и полагается по роли, подошёл к Ольге Леонидовне, к Оленьке, как он называл её только в своих мыслях, и прочувствованно спросил:

- Как вас зовут?

Прочувствованно – потому что кругом война, и начальнику станции жаль бедную девушку, волею судеб заброшенную на эту станцию, которая находится далеко от её дома.

- Нина, - просто ответила Ольга.

Просто, потому что действительно всё просто: спросили – ответила.

- Очень приятно, - улыбнулся Александр Геннадьевич.

- Стоп! – крикнула с первого ряда Людмила Михайловна. – Александр Геннадьевич, нет этого в тексте.

- Что? – повернулся к режиссёру артист.

- Ах да, вы же плохо слышите, - поморщилась художественный руководитель. – Не надо говорить «очень приятно», не надо. Этого нет в пьесе. Давайте повторим прямо с этого места.

Пожалуйста, начинайте.

Александр Геннадьевич отошёл от Оленьки, развернулся, подошёл к ней и снова прочувствованно спросил:

- Как вас зовут?

- Нина! – ответила Ольга Леонидовна.

На этот раз в её голосе не было безразличия. Было даже заигрывание какое-то, не подобающее по роли молодой девушке по отношению к солидному дядечке. В глазах прекрасной героини «плясали» «весёлые чёртики».

Александр Геннадьевич поддался очарованию этого смеющегося взгляда и неожиданно сказал:

- Очень приятно.

Ольга прыснула в ладошку. Актёры весело загоготали. Шмыгала носом и утирала слёзы от смеха Лидия Михайловна, но она быстро собралась и прикрикнула:

- Так, возвращаемся в рабочее настроение. Александр Геннадьевич, соберитесь, сосредоточьтесь, пожалуйста!

- Мне тоже очень приятно, но мы же не на танцах, - улыбнулась Оленька, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.

- Вы мне, может быть, как-нибудь подскажите шёпотом в нужном месте, что, мол, не надо здесь ничего говорить, - смущённо обратился заслуженный механик к режиссёру.

- Да как же вам подскажешь? – с досадой махнула рукой Лидия Михайловна. – Вы же почти ничего не слышите.

Незадачливый актёр согласно и удручённо кивнул головой.

- Давайте ещё раз, - предложила режиссёр. – Только давайте уже без шуток.

Александр Геннадьевич отошёл от героини, развернулся, подошёл к ней и спросил:

- Как вас зовут?

- Нина.

- Очень приятно, - не задумываясь выпалил отставной механик и, схватившись за голову, убежал за кулисы.

Лидия Михайловна с глубоким сомнением покачала головой:

- Мало того, что он ничего не слышит, он ещё ничего не помнит. Нет, надо определённо искать ему замену.

- Когда он смотрит мне в глаза, он, по-моему, забывает обо всём, - вдруг победно заявила Ольга Леонидовна. – Я это вижу, я это чувствую.

- Тогда, Олечка, милая, очень тебя прошу, не смотри на него! Смотри куда-нибудь в сторону, или в пол, или вообще закрой глаза! Ясно?

- Ясно.

- На сегодня – всё. На следующей репетиции, передайте Александру Геннадьевичу, пусть успокоится. Когда спрашивает – пусть не смотрит в глаза нашей героине. Замену ему искать некогда, скоро премьера.

После разговора с дочерью Александр Геннадьевич отправился на репетицию. Он усиленно подготовился. Он провёл серию аутотренингов. Он отработал эпизод до автоматизма. Он отрепетировал его с дочерью, с внучкой, с говорящим телевизором, даже с соседом-пьяницей, которому за это пришлось поставить четвертинку. Александр Геннадьевич был уверен в себе на сто процентов. Он помнил совет режиссёра, который ему передали: смотреть куда-нибудь в сторону, а не на партнёршу.

- Здравствуйте.

- Здравствуйте.

В дверях театра он чуть было не столкнулся с Оленькой. Она посмотрела на него как-то странно, восхищённо и ободряюще.

Всё это домыслы, всё это мне кажется, подумал Александр Геннадьевич. Надо выбросить все эти чувствования из головы и сосредоточиться на чисто техническом исполнении задания.

Репетиция началась. В нужный момент Александр Геннадьевич подошёл к героине. Он мельком взглянул на неё и, немного отвернув голову, стал смотреть на декорацию. Но этого «мельком» хватило, чтобы заметить, его партнёрша смотрит на него «во все глаза» и не отводит восторженного взгляда. Неужели не показалось, и взгляд действительно восторженный? Александр Геннадьевич стряхнул наваждение и сухо спросил:

- Как вас зовут?

В ответ он услышал:

- Оля.

Александр Геннадьевич улыбнулся, и прекрасно помня, что по роли ему этого делать никак нельзя, осознанно и прочувствованно сказал:

- Очень приятно.


<<<Другие произведения автора
(8)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2020