Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 685
529/259
 
 

   
 
 
 
Алексей Евстигнеев

Рассыпанные апельсины
Произведение опубликовано в 76 выпуске "Точка ZRения"

- Вы, это, вы неправильно рассыпали апельсины, - сказал Ферапонтов.

- Слушайте, это мои апельсины. Как хочу, так и рассыпаю, - улыбнулась ему Пулькина.

Проходящий мимо галантный кавказец нагнулся было помочь, но она рявкнула на него:

- Не трогай! Не для тебя рассыпали.

Кавказец скривился, повертел пальцем у виска и критически осмотрел Ферапонтова, для которого, видимо, и были рассыпаны апельсины.

- Слушайте, молодой человек, я – красивая, у меня длинные ноги, да ещё и на каблуках. Мне неудобно собирать эти апельсины, будь они неладны, - продолжила разговор Пулькина.

- Длинные ноги – это ваше несомненное достоинство, – согласился Ферапонтов. – И, наверное, вам действительно неудобно возиться с этими апельсинами. Вам, наверное, нужно помочь…

- Ну наконец-то! – вырвалось у неё. – Помогайте же быстрее, а то я все апельсины уже сама собрала.

- Видите ли, а вдруг вы подумаете, что я хочу завязать с вами знакомство, - замялся Ферапонтов.

- И подумаю. И что тут плохого? – пожала плечами она.

Сидя на корточках пожимать плечами оказалось очень непривычно.

- Видите ли, у меня большие уши, - ещё больше замялся Ферапонтов. – Если длинные ноги – безусловное достоинство, то большие уши – безусловный недостаток. Если мы познакомимся, то гармоничные отношения всё равно не сложатся.

- Из вежливости, из простой человеческой вежливости ты бы мог мне помочь, баран бестолковый?! – крикнула Пулькина и бросила последний апельсин в пакет.

- М-м-м – промямлил Ферапонтов. – Мне очень стыдно, но вы уже всё сами собрали.

- Да я ещё раз рассыплю, - улыбнулась она.

- Не надо, здесь грязно, - удержал её Ферапонтов и пошёл своей дорогой.

Ферапонтов приходился Пулькиной соседом. И ещё, он работал сторожем на автостоянке. И ещё одна интересная информация о Ферапонтове: час назад его двоюродный дедушка, скоропостижно заболевший неизлечимой болезнью, составил завещание в пользу Ферапонтова. Ни много ни мало – рудники в Южной Африке. Пулькина была нотариусом и заверяла завещание.

«Надо сбить его машиной, - решила она. – Так, чуть-чуть, для виду. А потом спасти. И тогда он точно не отвертится».

А Ферапонтов подходил к месту своей работы, к автостоянке. У самого въезда сидела на корточках низенькая полненькая девушка. Она рассыпала апельсины. Апельсины лежали в луже.

Она пыталась их собрать. Мокрые апельсины выскальзывали из рук. Девушка плакала, размазывая слёзы грязной ладонью по щекам.

- Рассыпались, сволочи, - бубнила она себе под нос.

Ферапонтов знал об этой девушке страшный секрет. У неё был один из самых ужасных недостатков современности, она писала стихи. Ферапонтов тоже страдал рифмоплётством. Он зашёл в лужу, присел на корточки, и начал помогать собирать апельсины. Можно было бы подумать, что наш герой «сел в лужу». В прямом и переносном смысле сел в лужу. Так как поэтесса работала помощницей у нотариуса и знала о завещании двоюродного дедушки.

- Меня зовут Фёкла, - скромно представилась поэтесса.

- Моя твоя не понимайт, - сказал Ферапонтов, ловко бросил в пакет последний апельсин и, как говорится, вышел сухим из воды.

Удивлённая девушка долго ещё стояла в луже, задумавшись.

«Надо двоюродному деду танчики на комп установить. Пусть играет. Ему понравится», - с благодарностью подумал Ферапонтов.

Двоюродный дедушка Ферапонтова не был « при смерти», он вообще отличался завидным здоровьем и бегал каждое утро 12 километров. И рудников у него никогда не было. Даже дачи на шести сотках не было. А у нотариуса он комедию ломал по просьбе своего внучатого племянника.

Ферапонтов с детства не мог познакомиться с красивой девочкой-соседкой Пулькиной. Так хотел, но не было возможности. Она училась в спецшколе, и у неё всегда была своя компания. А затем она стала нотариусом в конторе недалеко от дома, но продолжала смотреть «сквозь» Ферапонтова, как будто того на свете не было. И вот она сама возжелала познакомиться, предприняла романтическую попытку, а он, Ферапонтов гордо отверг её притязания.

И поэтесса долго была объектом мечтаний Ферапонтова. У девушки в интернете было много поэтов-собеседников. А нашего героя она игнорировала, объяснив, впрочем, причину, мол, в каждом стихотворении рифмовать «берёзы» и «слёзы» – банально. И на литературных вечерах Ферапонтов не мог к ней подойти. Робел. Она как Ахматова, как Ахмадулина, как Рубальская, или, как минимум, не хуже Гиппиус. А он кто? Берёзы-слёзы.

И вот она сейчас пыталась с ним познакомиться, а он – фигушку вам девушка.

На стоянку въехал весь распонтованный мотоцикл «Ямаха». За рулём сидела девица огромных размеров по прозвищу «Бульник». Прозвище было получено за тяжёлый характер и тяжёлые кулаки. Вряд ли такую характеристику можно считать достоинством, но когда такие мелочи мешали Амуру баловаться?

«Сейчас или никогда» - решился Ферапонтов.

Он задержался у овощной палатки, стоявшей неподалёку от автостоянки, купил килограмм апельсинов и засеменил к распонтованной «Ямахе», на ходу прикидывая, как бы естественней эти апельсины случайно рассыпать.


<<<Другие произведения автора
(3)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018