Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 983
529/260
 
 

   
 
 
 
Курас Игорь Джерри

Три коротких рассказа
Произведение опубликовано в 75 выпуске "Точка ZRения"

Неудавшееся покушение

Он вышел на улицу, поднял воротник, засунул руки в карманы и пошёл, перешагивая через мелкие лужицы на стыках бетонных плит. Офисный паркинг был громадным, и его машина стояла почти в самом конце у небольшого леса, который начинался сразу за паркингом.

Мужчина шёл, засунув руки в карманы и подняв воротник. Он прошёл шагов 50-70 и вдруг резко остановился. Он развернулся всем телом обратно и медленно достал из кармана мобильный телефон.

– Алло, Инга?

В трубке было явное замешательство. Кто-то горячо дышал, но не произносил ни слова

– Алло, Инга? Я знаю, что ты меня видишь. Я знаю, где ты. Ты на крыше 500 Staples Drive, рядом с северной охладительной башней. Аккуратнее с этим Ремингтоном, детка. Он может выстрелить

– Откуда ты знаешь мой номер?

Женский голос был прерывист и нерешителен

– Инга! Сними палец с курка и отложи Ремингтон. Ты профессионал, Инга. Игра закончена. Я знаю всё: твоё имя, номер твоего секретного телефона, подробности твоего задания.

Я даже знаю секретный код счёта, на который этот жмот перевёл тебе двадцать тысяч. Хочешь, скажу? Один, семь, три, два...

– Прекрати! Я всё поняла. Что ты хочешь?

– Мы должны встретиться. Нам есть о чём поговорить

– Где? Когда?

– Сейчас 18:35. Я жду тебя в 19:05 в Шератоне на Девятой дороге. Вставай! Хватит тебе лежать на этой крыше! Застудишь себе что-нибудь. У тебя есть 30 минут, чтобы доехать до Шератона. Больше, чем достаточно. Я жду тебя в номере 3020. Спроси у портье ключ для миссис и мистера Джейкобса. Всё. Нет, подожди. Давай без шуток, ОК? Игра проиграна – шутить глупо. Теперь ты работаешь на меня. Я хочу расквитаться с этим жлобом его же оружием.

– Почему ты думаешь, что я приеду?

– У тебя нет выхода. Куда ты денешься? Интересно, кто достанет тебя быстрее: мои ребята или его ребята? Как ты думаешь? Хочешь поставить на моих ребят? Я бы поставил на моих, но это твоё дело.

– Хорошо. Я поняла. Жди. Я буду.

Мужчина закрыл телефон и положил его в правый карман.

Он дошёл до своей машины, сел в неё, отъехал. Он включил Французские Сюиты Баха в исполнении Глена Гульда. Осенняя природа за окном казалась специально подобранным видеорядом для музыки в машине.

Он ехал и думал о жизни. Они прожили вместе 24 года, и что-то стало ломаться. Они кричали друг на друга, хлопали дверьми, уходили из дома и возвращались обратно. Кто-то посоветовал доктора Джейкобса и они неохотно пошли на сессию к этом "шринку", как презрительно называют здесь психотерапевтов. Джейкобс посоветовал ролевые игры, и это работало. Каждую пятницу они платили старшей дочери 30 долларов, и она оставалась с младшей. Они снимали номер в Шератоне на Девятой дороге и играли свои роли: шпионов, гангстеров, мафиози, проститутки и миллионера – всё, что может придти в голову.

Он ехал и думал о жизни, которой, как плохому стейку, требуется много специй и толстый слой соуса А1.

Ночь одиночества

Она опять проснулась в середине ночи, включила лампу, стоящую рядом с кроватью и посмотрела на часы.

Было чуть больше трёх, и тяжёлая ущербная луна желтела, как свежее клеймо на чёрном теле неба.

Отодвинув край занавески, она долго смотрела на луну, и от этого напряжения глаза её стали слезиться, а луна вытягивалась и сворачивалась обратно, как живой страдающий организм.

Она легла и представила, что он здесь. Она сняла с себя рубашку, чтобы ему было легче гладить её. И он гладил её, как всегда: нежно и требовательно, касаясь тела одними кончиками пальцев.

Лежать голой было холодно. Она снова надела рубашку, посидела на краешке кровати минут десять, потом накинула халат и вышла в коридор.

Ночная сиделка Лакиша белозубо улыбнулась, привстала ей навстречу.

– Опять не спится, миссис Левинсон? Надо поговорить с доктором Шнайдером. Это важно, чтобы у вас был крепкий и здоровый сон. Можно попробовать увеличить дозу Лунесты. Но это по усмотрению доктора.

– Когда придёт Айзик, Лакиша? Когда он придёт?

– Милая, милая миссис Левинсон! Давайте не будем об этом сейчас говорить. Давайте лучше немного походим по коридору вместе, как мы любим. Аккуратнее. Обопритесь на мой локоть, пожалуйста. Вот так. Вы ведь у нас настоящий боец, миссис Левинсон!

В доме престарелых было тихо. Только где-то внизу, в столовой, были слышны приглушённые звуки ночной разгрузки.

Это привезли продукты назавтра.

Последняя остановка

Я постоянно вижу один и тот же сон.

Он будто поставлен на бесконечный повтор в моей голове.

Я пытаюсь проснуться, но никак не могу.

Сон длится минут 5-7, и потом повторяется опять и опять. Навязчивый, бесконечно повторяющийся сон.

Мне снится, что я еду ночью по освещённой дороге. Это, видимо, Первая дорога в Норвуде. Я еду и вижу кафе. Это примитивный Dunkin Donuts, но я голоден. Я хочу кофе и какую-нибудь булочку. Я голоден и всё уже закрыто – это мой единственный шанс купить себе что-нибудь поесть.

Я запарковываю машину и иду пешком к окошку.

Там стоит человек в кожаной куртке. Он отчаянно жестикулирует и вдруг убегает в чёрные кусты на краю парковки. Я подхожу ближе, и вижу перекошенное испугом лицо девушки-кассира. Страшные, испуганные глаза.

В эту секунду полицейская машина с сигнальными огнями бешено подъезжает к кафе, как в кино про гангстеров. За ней ещё одна, ещё и ещё. Яркие огни. Кто-то кричит: "Брось оружие и держи свои руки так, чтобы мы могли их видеть!" Я не знаю почему, но машинально засовываю руку в правый карман своей куртки, чтобы достать мобильный телефон. Я не знаю, зачем я это делаю. Какое-то машинальное движение руки. И в эту секунду яркая вспышка ослепляет меня, и сон начинается сначала. Я опять еду по освещённой дороге. Видимо, это Первая дорога в Норвуде. Я голоден и всё уже закрыто. Я хочу кофе и какую-нибудь булочку… Если бы я мог прервать этот сон, я бы проснулся. Но сон начинается снова и снова и продолжается бесконечно.

– Что вы думаете, Смит?

– Думаю, что он выживет, Джек. Пулю мы удалили, но повреждены важные участки мозга. Он не видит, не слышит, не чувствует боли.

– Это кома?

– Нет, Джек. Это что-то типа комы, но это не кома. Мы всё ещё мало знаем, про то, как работает человеческий мозг

– Бедный парень...

– Джек. Я понимаю, что это классифицированная информация, но что случилось?

– Конечно, Смит! Я знаю, что ты не будешь говорить с прессой. Этот парень оказался в плохом месте в плохое время. Было вооружённое ограбление: кто-то пытался ограбить ночное кафе и угрожал пистолетом. Работница активировала сигнализацию, и наши орлы подлетели в две минуты, но скунса уже не было, а этот как раз и подвернулся…У сержанта Сулливана нервы сдали. Они все, как один говорят, что было похоже, что этот русский достаёт из кармана пистолет. Сейчас будет формальное расследование, Смит. Ты знаешь, как они это делают. Пулю отправили в четвёртый на экспертизу. Сулливан в шоке, но наши ребята его отмажут. Всё чисто. Смит. Всё чисто... Так он ничего не чувствует?

– Нет. Скорее всего, ему кажется, что он спит. Он видит последние 5-7 минут перед выстрелом в бесконечном повторе. Это повторяется опять и опять. Бесконечный, навязчивый сон, который невозможно остановить и от которого невозможно проснуться.

Я постоянно вижу один и тот же сон...


<<<Другие произведения автора
(7)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019