Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
"Где же Глеб?" - подумала Лиза. Она отошла от этой счастливой пары в сторону, наклонилась к крупному алому маку, на котором сидела какая-то маленькая бабочка. И... проснулась.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 193
529/257
 
 

   
 
 
 
Смаглий Надежда

Мой город
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

Мой город - это город атомщиков. Выросший в степи во время строительства судоходного канала Волго-Дон и названный его именем, он самый молодой в области.

Сколько раз я задавала себе вопрос - а люблю ли я этот небольшой, разделённый на две части заливом и соединённый мостом, современный город?

Он такой юный и красивый, но есть в нём что-то неуловимое, что настораживает, заставляет задумываться и сомневаться.

Говорят, что все современные города похожи друг на друга, как две капли воды. Может это и так, но у моего города есть отличия.

Это – и монументальная экспозиция «Мирный атом» в центре города, ставшая для всех такой привычной, что её замечают только приезжие; и счётчики радиоактивного излучения, установленные на некоторых домах (на них мы бросаем иногда рассеянный взгляд, хотя знаем, что бояться нечего - просто цифры. Они словно приклеены и всегда показывают норму - странно); и, тревожно звучащая раз в месяц, учебная сирена, которая напоминает нам о возможной опасности.

Вот к этому привыкнуть невозможно! При звуке сирены сердце замирает и словно сжимается, а тело превращается в один тугой нервный клубок, который пульсирует и пульсирует… И ты летишь на этой монотонной звуковой волне куда-то ввысь, в страхе упасть на город – такой чужой в это мгновение. Но после, словно возвращаясь на землю с последним звуком сирены, спохватываешься и включаешь радиоприёмник, который всегда настроен на местную волну. А что, если тревога не учебная? Что если...

И каждый раз вздыхаешь с облегчением, слыша спокойно-размеренный голос диктора.

Это и лёгкий, почти неуловимый запах – запах степной полынной горечи.

Врывается он по ночам в дома и квартиры, будоража сознание и унося в далёкое прошлое, где нет атомных станций, нет терроризма, нет взрывов подобных тому, который словно разделил на – до, и – после, размеренно-спокойную жизнь горожан.

На рассвете, 16 сентября 1999 года, город потряс страшный взрыв в жилом доме.

Погибли десятки людей, в том числе и дети. Сотни людей остались без крова.

И поселился в сердцах горожан страх, заставляя вскакивать среди ночи от малейшего шороха. Люди в спешке отправляли детей к родственникам, дежурили по ночам около своих домов, с тревогой вглядываясь в салон каждой машины, припаркованной во дворе.

Город притих и насторожился - что же дальше? Что последует за этим взрывом?

И снова мы с опаской поглядывали в сторону АЭС - может это только начало?

Может целью террористов был совсем не жилой дом?

Но время шло… Город залечивал свои раны - на месте взорванного дома возвели монумент, заложили парк памяти, полуразрушенный квартал восстановили.

Ничто в этом районе не напоминает больше о трагедии.

Но относительное спокойствие длилось не долго – город облетела тревожная весть - началось строительство второго энергоблока АЭС…

Я снова и снова задумываюсь, что же держит меня в городе, над которым витает страх?

Здесь очень много зелени. Высокие пирамидальные тополя по обочинам дорог, дубовые рощицы, парки и лесопарки, дендрарий.

Город просто утопает в зелени! А за ним - бесконечная череда полей, строго отделенных друг от друга прямыми линиями, уходящими почти за горизонт.

В разное время года город, подчиняясь неписанным законам природы, принимает новое обличие: зимой - сумрачный, слегка настороженный, измученный дождями и слякотью;
весной – нежно-зелёный из-за высоких тополей, в зелень которых вплетается белоснежно-розовое цветение фруктовых деревьев, растущих на всех улицах города.

Это придаёт ему неповторимый, словно ажурный, вид; летом - раскалённый от солнца, город затихает и, кажется, прислушивается к себе, тревожась за жителей - как им живётся в его огнедышащей утробе?

А вот осень - неповторимое время года в южном городе!

Багряно-желтый город нежится в лучах тёплого ласкового солнца почти всю осень, словно просит прощения за удушливую летнюю жару и будущую слякотную зиму. Синее, удивительно нежное небо кажется глубоким, а лёгкие тучки, которые изредка появляются в вышине, обещают горожанам много тёплых деньков.

И нет, наверное, ни одного жителя, кто не выезжал бы в это время за город, не любовался красотой осеннего леса, не стоял рядом со вспаханными полями, которые, отдав свои щедрые дары людям, набирали силу под тёплым солнцем для следующего урожая.

Я люблю возвращаться в свой город из дальних поездок. Тихие улочки словно баюкают меня. Здесь нет суматохи и толчеи, которые присущи большим городам.

Любимые, посаженные рядом с троллейбусной остановкой, берёзки приветствуют меня первыми. Обессиленные от жары, они склоняются надо мной и, укрывая от палящего солнца, шелестят о чем-то своём.

Как жаль, что нам неведом язык растений и птиц!

Я люблю свой тихий и уютный дворик, где каждый знает друг друга чуть ли не с пелёнок. Люблю бабулек, чинно сидящих на лавочках и с любопытством оглядывающих всех входящих в подъезд. Странно, но мне это нравится - словно какая-то невидимая защита. Какое-то постоянство.

Люблю детей нашего двора - это целый мир! Мир, в который иногда допускаются и взрослые. Но только своего двора! Чужаки здесь «не котируются» - так сказал мне однажды белобрысый мальчуган, предлагая донести тяжелую сумку.

Тихими вечерами, когда палящее солнце, наконец-то, скрывается за пятиэтажками и можно вздохнуть с облегчением, во дворе начинается привычно-размеренная жизнь.

Под раскидистой ивой скамейки и столик - здесь собираются доминошники. Они громко стучат костяшками и спорят, порой до хрипоты. Гулкое эхо мечется между стоящими полукругом домами, и в квартире слышно почти каждое слово. Я смотрю в окно и непроизвольно улыбаюсь: картина - словно выхваченный кадр из старого фильма.

Малыши копошатся в песочнице, дети постарше - на качелях и каруселях. Мамаши ревностно приглядывают за ними с балконов, изредка покрикивая и призывая своё чадо вести себя благоразумно. Ну-ну!

Как только очередная мамаша скрывается в квартире, наступает воля - можно делать всё, что хочешь! И летят тогда качели выше незримой границы, разрешенной взрослыми, раскручиваются карусели до бешеной скорости, а с горки с визгом и хохотом скатывается «паровозиком» целая орава малышей. И, конечно, кто-то обязательно сталкивается с качелями, сваливается от бешеного вращения с карусели, или оказывается под скатившимися с горки! И тогда двор сотрясает громкий плач, а следом разгневанный голос очередной мамочки. Малыши разбегаются в стороны. Но, как же лукаво поблёскивают их глазёнки, когда они осторожно выглядывают из-за деревьев.

Чумазые озорные рожицы!

Но есть один неписаный закон, которые знают все - при появлении незнакомцев старшие ребята следят за малышами. И не дай бог этому незнакомцу подойти к ним - сзади выстраивается толпа подростков. Такая вот охрана.

А вечером, когда разбегаются по домам уставшие дети и уходят со скамеек старушки, двор заполняет молодежь. Слышны тихие переборы гитары, которым иногда вторит саксофон в доме напротив. Это дядя Гоша – музыкант. Он устраивается на балконе, обвитом диким виноградом, и играет свою бесконечную историю любви.

И уплывают тогда мысли в прошлое вслед за плачущими, но такими прекрасными звуками, и преображается двор, словно отбросив добрый десяток лет, возвращает меня в пору юности.

Я люблю праздники в нашем городе.

Лихие казаки с шашками, на конях всех мастей, важно гарцуют по улицам. Правда зачастую это заканчивается стычками с милицией. После принятия казацкой вольницей «на грудь» ну, как тут не покуражиться, не показать жителям, кто хозяин в городе?! Иногда «хозяев» скручивают и «побеждают», если, конечно, не принесётся на помощь вторая половина славного казака и не вырвет своего родимого из рук «противника» (так и видится тогда на дородной казачке кокошник и скалка в руке)

А потом этот же «противник» охраняет славный казачий хор, который даёт концерты на всех площадях города.

Песни, пляски, выступление юных спортсменов и артистов - здорово!

Да... праздники в нашем городе - это отдельная тема.

А как красив наш Дон! Батюшка-Дон - так ласково называли в старину его казаки. Несёт он свои величественные воды рядом с городом, приютив на своих берегах десятки детских оздоровительных лагерей, баз отдыха и дачных массивов. Если в воскресные дни днём проехать вдоль берега, вряд ли найдешь свободное место.

Дон - любимое место отдыха горожан.

Но главная достопримечательность города - судоходный канал, проходящий по окраине города.

Первенец гигантских строек советского времени.

Есть в этом какое-то величие и... горечь - 149 казачьих станиц попали в зону затопления при строительстве и были вынужденно переселены. Стоя на берегу Цимлянского моря, ощущаешь трагедию каждой семьи. Оправдано ли это было? Наверное, да.

Но боль в душе стариков живёт и поныне.

Я люблю свой город. Не смотря ни на что.

Здесь выросли мои дети, здесь жить и расти моим внукам.

И хочется верить, что когда-нибудь запах полынной степи не будет будоражить наше сознание, и нам не захочется возвращаться в прошлое, а спокойно жить в настоящем.

В нашем чистом и таком прекрасном городе, в котором нет атомных станций, нет взрывов и нет страха за будущее своих детей.


<<<Другие произведения автора
(6)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018