Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1683
529/260
 
 

   
 
 
 
Рабодзеенко Андрей

Случай на пляже или Что произошло со мной одним воскресным солнечным днем на дюнах у озера Мичиган

Иллюстрация к рассказу "Случай на пляже или Что произошло со мной одним воскресным солнечным днем на дюнах у озера Мичиган" /Рабодзеенко Андрей/

Даже у самой воды было жарко. Белый песок ослеплял, и потерявшие всякую грациозность наглые чайки, подбегали на своих красноватых ножках так близко, что хотелось схватить одну из них и отвернуть голову, чтобы другим неповадно было. Но тень от тряпочного навеса все-таки спасала. Еле уловимый ветерок пробегал время от времени по коже, и своим водорослевым запахом напоминал о близости озера. Дети уже час играли в воде, их крики доносились неясными обрывками, звеня в колких лучиках яркого солнца, просвечивающего сквозь тонкую ткань навеса. Звук моторной лодки время от времени заставлял повернуть голову, чтобы увидеть темно-синюю полосу воды с коричневой баржей, прилипшей где-то сбоку у горизонта.
- Хочешь искупнуться? Вода - очень приятная!
- Я - потом... Полежу немного...
Чайки становились все более назойливыми. Однако, про отвертывание головы, я - напрасно. Скажи это какому-нибудь буддисту, у него волосы на голове дыбом встанут. На самом-то деле, мне и самому было бы жалко отворачивать голову живому существу. Помню, в детстве, рогатку сделал и камушком в птичку случайно попал (говорю "случайно", потому что не таким уж я был метким стрелком, просто "повезло"). И очень не по себе мне от этого стало. Жалко было птицу до слез. Даже рогатку свою выбросил. С отвращением.
А чайки, они, говорят, - души погибших моряков. Легенда, наверное. Как можно такое проверить?... Это как про Чайковского, Петра Ильича. Говорят, что он был, голубой. А спросишь, дескать, где такое читали? А они тебе: да все об этом знают. А те, "все", откуда такие знания приобрели?..
Тем не менее, чаек становилось все больше. И всё к корзине с едой подбираются. Что же им рыбы в озере не хватает? Или рыболовный инстинкт отмер?
Поднимаю голову и кричу детям, чтобы далеко не отходили. Но они уже убежали на расстояние, куда мой голос не долетает. И не только они: кажется, всё "население" пляжа вроде отодвинулось, окружив меня кольцом ослепительного песчаного пространства, будто специально расширившегося для удобства чаек, число которых не только выросло, но и сами они стали гораздо крупнее. И не чайки это уже, а индюки какие-то, в белом морском обличье. Я пытаюсь позвать жену, но вокруг - никого, только пустота пляжа и неимоверное количество громадных чаек, которые теперь не украдкой подбираются, а целиком завладели всеми нашими корзинками с едой и одеждой, туфлями и полотенцами. Вот они уже с пронзительными воплями дерутся за шнурки от туфель, бумажники и часы, выпавшие из одежды, разрывая в клочья носки и денежные купюры. Я пытаюсь кричать, но мой голос тонет в оглушительной какофонии птиц.
Внезапно суматошное движение остановилось, и в гуще пернатых тел образовалась брешь, в которой появилась фигура чайки колоссального размера. Она стояла почти неподвижно, пока другие, относительно мелкие особи, расталкивая друг друга, освобождали место, достаточное для прохода появившегося исполина.
Убедившись, что проход расчищен, чудовищная чайка тяжелыми шагами двинулась прямо на меня. Замерев от кошмарного зрелища, я был не в силах пошевелиться, и только мог беспомощно следить за действиями громадины. Общие пропорции ее тела ничем не отличались от обычной чайки, но посреди ее мощной, как цистерна, груди, красовался громадный плазменный телевизор, на котором в ярких красках "HD" шла игра в американский футбол. Крылья ее были слегка оттопырены вниз. На одном из них было написано "MADE IN CHINA", другое же походило на крыло истребителя, из-под которого торчали три остроносые ракеты. Металлические глаза ее пристальным взглядом пронизывали меня насквозь, и когда она придвинулась так близко, что заслонила собой солнце, футболисты на плазменном экране бросили игру, трое из них выскочили из экрана наружу, другие же столпились у края экрана, как у окна, и с суровым любопытством уставились на меня. Те, что выскочили наружу, схватили мои руки и ноги и с силой прижали к песку. Я понимал, что мне не вырваться. С ужасом в глазах и с похолодевшим от страха нутром я беспомощно смотрел на происходящее. Чайка наклонила громадное тело и страшным желтым клювом вырвала у меня глаза, а на их место вставила железные - как у нее самой. Потом она, таким же резким движением, вонзилась в мою грудь и вырвала оттуда еще трепещущее сердце, в место которого она вторгла аппарат для считывания кредитных карточек, куда она тут же всунула мою же банкоматную карточку, выпотрошенную из бумажника. Проделав все это, чудовищная чайка подняла голову к небу, широко раскрыла громадный клюв и зашлась в пронзительном клекоте. Игроки на экране, воодушевленные произошедшим, тоже заорали, потрясая в воздухе мясистыми кулачищами. Те, кто меня сдерживал, видимо, переполненные чувством командного товарищества, также подняли вверх сжатые в кулаки руки и басовито завопили. Воспользовавшись минутой свободы, я вскочил на ноги и, перепрыгнув через одного из верзил, неуклюже пытавшегося схватить меня на лету, бросился что есть мочи по направлению к кустам, покрывавшим склоны песчаных дюн. С неимоверной быстротой я вскарабкивался по осыпавшейся дюне, и даже не имел возможности оглянуться. С отчаянием хватаясь за сухие, колючие ветки кустов, я перевалил за гребень дюны, устремившись к более густым зарослям, располагавшимся в некотором отдалении. Не разбирая дороги и раздирая неприкрытую кожу рук и ног в безумном своем беге, я старался скрыться от предполагаемой погони, звуков которой я не мог слышать из-за своего же громкого дыхания и треска ломавшихся ветвей.
Убежав, как можно дальше, я в изнеможении рухнул на землю, лихорадочно пытаясь привести свои мысли к логическому осмыслению происходящего. И вдруг я заметил, что вижу все с потрясающей четкостью. Без труда я мог разглядеть отдельные клетки окружавших меня растений. Но изменение было не только в этом - я видел все в черно-белом изображении! В отчаянии мне захотелось зажмурить глаза, но сделать этого я не мог - мои новые железные глаза не закрывались. Я просто уткнулся лицом в землю, видя с еще большей ясностью микроскопические детали прелых листьев и кристаллики отдельных песчинок. Но самым странным было ощутить непривычную тишину внутри груди. Даже после бега по пересеченной местности мое сердце не билось - его просто не было! Реальность и в то же время несуразность того, что произошло, вязким тяжелым туманом заволокли мое сознание, не давая ни единого проблеска надежды.
Немного придя в себя, я, дрожащими пальцами, нащупал на своей груди металлическую поверхность аппарата, из прорези которого все еще торчала моя пластиковая карточка. Привычным движением я ухватился за край упругой пластмассы и выдернул ее из щели. Тут же мое супер-зрение помутнело, в изображении появились черные горизонтальные полоски, и через несколько секунд я совсем ничего не видел. В конечностях же я почувствовал все нарастающую слабость. На ощупь, я лихорадочно попытался вставить карточку обратно в прорезь, но потеряв контроль над своими движениями, выронил ее и, в конце концов, лишился чувств.
Очнувшись, я увидел перед собой все ту же гигантскую чайку, стоявшую прямо надо мной. Ее крикливый антураж отсутствовал, сама она была совершенно неподвижна, а на плазменном экране происходило следующее:
К группе футболистов добавились другие - в тельняшках и матросских парусиновых штанах. Две группы вели ожесточенный бой не на жизнь, а на смерть и, с переменным успехом, несли потери. Прошло немного времени, и на экране осталось совсем мало "бойцов". А те, что остались, заметно ослабли, и молотили друг друга с меньшей силой, с трудом переступая через тела павших. Показ конца баталии был прерван рекламной паузой, после которой на экране опять появилось изображение ратного поля, но движения почти никакого не было. Несколько матросов-победителей, медленно покачиваясь и тяжело дыша, потирали окровавленные костяшки кулаков и поглядывали из-под распухших бровей на тех, кто, в неестественных позах, неподвижно лежал на траве.
Затем они по одному вылезли из экрана и спрыгнули на землю. Трое из них подошли ко мне и, несмотря на видимую усталость, схватили мои руки и ноги, в той же манере, как это сделали футболисты на пляже, и с силой прижали к земле. Один из них сел мне прямо на горло - так, что я не мог видеть происходящее. Слышались только неясные звуки: открывание и закрывание металлических дверок и ящичков, обрывки фраз, бормотание. Потом я почувствовал, как из моей груди рывком был вырван аппарат для считывания магнитных карточек, и что-то влажное и теплое скользнуло в образовавшуюся полость. Чьи-то ловкие пальцы, с чмокающими звуками, быстро двигались в моей плоти - что-то расталкивали, что-то стягивали. Тем временем, верзила, сидевший у меня на горле, одной рукой уперся мне в лоб. Согнув крючком указательный палец другой руки, он запустил его в мои глазницы, и резким движением, один за другим, выковырнул яблоки моих железных глаз. Думаю, что я лишился чувств, так как ничего больше не помню. Наконец, когда сознание вернулось, я открыл глаза, и ярко-зеленые кроны кустов и деревьев на фоне синего неба почти ослепили меня. Я повернул голову и заметил спины в синих и белых полосках, удалявшихся по направлению к воде. Еще не совсем соображая, я почти машинально поднялся с земли и поплелся вслед за уходящими. Место, где еще недавно стояла гигантская чайка, страшило даже своей пустотой. Ее невидимый призрак все еще висел в воздухе.
Дойдя до пляжа, матросы пересекли полосу ослепительного песка и, не замедляя широкого шага, вспенивая воду и поднимая в воздух искристые брызги, вошли в озеро - и вскоре макушки их светлых голов скрылись в глубине. Над завертевшимися в воде мелкими водоворотами взвилось несколько чаек.
Еле волоча ноги, я доплелся до нашего навеса и плюхнулся на подстилку рядом с женой, которая лежала, прикрыв лицо соломенной шляпкой.
- Это ты? Звонили из банка, говорят, что на нашем счету произошли подозрительные движения. Я искала твою карточку, но не нашла - дети все здесь поразбросали. Кстати, там, в кустиках, никого нет? Мне тоже надо...

Иллюстрация к рассказу "Случай на пляже или Что произошло со мной одним воскресным солнечным днем на дюнах у озера Мичиган" /Рабодзеенко Андрей/


Рисунки автора рассказа.

<<<Другие произведения автора
(6)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019