Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
Авторам 
Главный редактор 
Выпускающий редактор 
Гостиная 
Поддержать журнал 
Обратная связь 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 976
529/260
 
 

   
 
 
 
Гостиная
Наш гость: Батраченко Виктор

Сегодня в Гостиной журнала современной литературы «Точка ZRения» новый гость: поэт — Виктор Степанович Батраченко.  

Поэт, чьи стихи несут миру любовь и доброту.

Писать их — нет, не профессия. Это — призвание, судьба…

Посудите сами, как много в этих строках…

Интересен и непредсказуем
Каждый шаг по жизни, каждый миг,
Мы любовно жизнь свою рисуем,
Или жизнь рисует нас самих…

Без пафоса, высокопарностей, без выдумки и лжи, многослойные, сложные, но в то же время открытые и доступные, предстают перед нами поэтически запечатленные образы мира Виктора Батраченко.
Хрупкое и необъятное чувство наполняет до краев. И теперь, носишь его в себе, боясь расплескать. Ведь мир слов поэта Виктора Батраченко отворяет створки в таинство внутренних странствий. Теплые интонации слова каким-то волшебным образом позволяют видеть золотистый закат, серебряный туман, капли весеннего ливня, душевные привязанности детства. Нежность восприятия становится всё увереннее, всё сильнее. Добротные, основательные интонации не утихают в обволакивающем звучании. Напротив, оживают волшебные сны, в которых легко и свободно преодолеваются пространственные преграды, а мечты, напитавшись атмосферой детства, обретают реальные очертания.
Живёт в Викторе то настоящее, что всегда востребовано и бесценно — душевность. Живёт в нём дух терпимости, открытости, призыв к сближению людей.
Виктор, озвучивая оттенки белого в себе, подмечает и выявляет их в окружающем.  Когда вокруг столько света, всё кажется возможным, и теперь мы заживём иначе. Пока есть сильный, не выгорающий белый цвет — всё будет хорошо!

А теперь, мы побеседуем с этим интересным, безукоризненным человеком, знакомство с которым большая честь для каждого из нас.

Виктор Батраченко (В.Б.)
Вопросы задает Наталья Уланова (Н.У.)

Н.У.
— Здравствуйте, Виктор! Рады приветствовать Вас!

В.Б.
— Здравствуйте, Наташа! Мне очень приятно быть приглашённым в уютную гостиную замечательного журнала «Точка ZRения». Но мне немного не по себе от такого роскошного моего портрета, сделанного Вами во вступлении...

 

Н.У.
— Вот, навели румянец, можно и начинать… Виктор, Ваш пристальный взгляд художника и умение воплощать мысль, переживания в стихотворные ритмы нашли отражение в Ваших строках и подарили нам возможность знакомства с ними. Расскажите, пожалуйста, как, когда родился поэт Виктор Батраченко…

В.Б.
— Частушки и стишки по случаю я начал писать в студенческую пору в середине 60-х прошлого века. Но острая потребность высказаться в стихотворной форме появилась осенью 1970 года. Сентябрь я провёл на Камчатке. Тихий океан, вулканы, гейзеры, медведи, лососи… Красотища! Именно, тогда появился небольшой цикл пейзажной лирики. С технической стороны те стихи были относительно слабенькими, но с них всё и началось. Дальше стихи появлялись редко, от случая — к случаю. А в 1999 году я стал писать достаточно регулярно, в основном философскую лирику. Причина, как я думаю, в том, что весной того года умерла мама (страшная несправедливость…), а с осени я стал работать учителем в школе, учить мальчишек труду (именно мальчишки помогли мне по-иному взглянуть на жизнь, заставили учиться взвешивать слова и строже контролировать свои действия).

 

Н.У.
— В чём, по-Вашему, основное предназначение поэзии?

В.Б.
— Сложный вопрос… Отчасти, на него ответил Николай Глазков

* * *
Зачем нужны стихи? Кому какая польза
От ритма, рифм и прочих пустяков?
А вы попробуйте запомнить столько прозы,
Сколько на память знаете стихов!

   Действительно, необходимость соблюдения  правил стихосложения мобилизует, заставляет перебирать и выбирать слова, добиваться лаконичности и образности, но это только одна сторона, стихи обязательно должны цеплять, доставать — до мурашек по коже, до перехвата дыхания…  Пожалуй, приведу ещё одно краткостишье Николая Глазкова:

* * *
Что такое стихи хорошие?
Те, которые непохожие.
Что такое стихи плохие?
Те, которые никакие.

 

Н.У.
— Виктор, у Вас много публикаций. Как состоялась первая из них? Сколько их сейчас? Хотелось бы узнать подробнее.

В.Б.
— Первая публикация появилась в газете «Воронежская неделя» в 2001 году. Редактор Николай Провоторов обратил внимание на мои стихи, сделал несколько подборок, а затем, планируя содержание номеров,  даже стал предлагать мне темы, мои стихи неоднократно появлялись на первой полосе этой газеты, а после моего возвращения из  поездки в Денвер в 2002 году под подборку стихотворений была выделена целая полоса. На сегодня у меня много публикаций в  периодических изданиях России, США, Армении, Украины, изданы четыре книги стихов:
«Поздравь любимую стихом» — 2002, «Следы росы на паутине» — 2003, «С надеждой» — 2005, «Раскололось рассветное небо» — 2009, сборник романсов «Стены и пламя» — 2006, участие в 27 коллективных сборниках, вышедших в России и Казахстане. 

 

Н.У.
— Любите ли Вы пробовать что-то новое? Находитесь в поиске свежих впечатлений?

В.Б.
— Пробовать новое очень люблю! Четверостишья начал писать под влиянием Игоря Губермана и Николая Глазкова (их у меня более 5000). Рубаи освоил, увлёкшись Омаром Хайямом… Японская поэзия долго меня не трогала — просто не понимал, но вот уже четвёртый год пишу хокку и японские сонеты. В этом году на одном из конкурсов надо было лимерики написать, освоил и лимерики…

 

Н.У.
— Проводите ли Вы творческие вечера?

В.Б.
—  Творческие вечера — праздник души! Впервые вышел на публику в апреле 2003 года. В Воронежском Доме Актёра выступал. Волновался страшно, читал слишком быстро — побольше хотелось показать, но меня очень тепло приняли и дальше пошло… На творческих вечерах очень важна обратная связь, живая реакция на слово. Как правило, вместе со мной выступают знакомые поэты, иногда мои стихи читают артисты воронежских театров, часто звучат песни на мои стихи в исполнении авторов или солистов Воронежского театра оперы и балета. Помимо Дома Актёра встречи проходят в Доме Композиторов,  в Доме Архитекторов, в гарнизонном Доме Офицеров, в музеях и библиотеках, в аудиториях воронежских ВУЗов. В этом году прошёл творческий вечер в Москве в арт-салоне Фелисион. Начиная с 2004 года ежегодно  летом в Денвере провожу две-три творческих встречи в русской библиотеке или в пансионатах для пожилых русских. Выступая, волнуюсь по-прежнему (как можно отстранённо читать стихи…), но стараюсь эти свои волнения не выдавать…

 

Н.У.
— Виктор, как по-Вашему, эмоциональная обнаженность, размышления о сокровенном — не оголяют душу автора, не делают его доступным?

В.Б.
— Конечно, оголяют. Конечно, поэт «подставляется» и должен быть готов ко всему… Но, если слово написано и произнесено, отступать, или оправдываться негоже… Просто надо стараться  писать всегда честно.

 

Н.У.
— Как можно определить, вернее, почувствовать, что человек — поэт?

В.Б.
— Если повезёт прочитать настоящее стихотворение автора, которым он сумел зацепить, если хочется вновь и вновь возвращаться к этому стихотворению, то это — поэт. Пусть это стихотворение у автора единственное, но, если смог — поэт. Вот Александра Кочеткова все знают по «Балладе о прокуренном вагоне»…

 

Н.У.
— Как относиться к людям, что протягивают руку дружбы, взамен ломая древки наших флагов?

В.Б.
— Я — человек достаточно осторожный, обжигался не раз… Если протягивают руку дружбы, не тороплюсь тут же эту дружбу принимать, а, если при этом пытаются ломать древки моих флагов, — отворачиваюсь навсегда. Друзьям и близким измен и предательств не прощаю. Настоящими друзьями богат!

 

Н.У.
— Без мастерства и индивидуальности в творчестве не обойтись. В чем именно их необходимость?

В.Б.
— Конечно, не обойтись. Очень часто просто не дочитываю стихотворение после двух-трёх сбоев, штампов, банальностей или при злоупотреблении глагольными рифмами… Мастерство необходимо, чтобы сделать цельную вещь в три-четыре строки, но не менее необходимо мастерство при написании длинных стихов-баллад, в любом стихотворении очень важна концовка…
Ярчайший пример индивидуальности — Сергей Есенин. Но, если термин «есенинщина» употребляют, как правило, при осуждении подражательства Есенину, то другая индивидуальность породила ярлык «асадовщина», ставший нарицательным… Надо ли говорить об индивидуальности Булата Окуджавы, Марины Цветаевой, Андрея Вознесенского… Но я не очень уверен в необходимости индивидуальности — столько замечательных поэтов, умеющих писать разнообразно…
Иногда индивидуальность может и мешать. Уважаемый мною поэт Владимир Безладнов пишет хорошие, крепкие  стихи, регулярно участвует с ними в анонимных конкурсах на  форуме «Под одним небом», часто побеждает или входит в число лидеров. Я тоже участвую в этих конкурсах и, выставляя оценки, согласно правилам, довольно часто угадываю авторство Владимира. Его индивидуальные черты: балладность, сюжетность, добротность проработки всего текста — можно кино снимать! И это не случайно, так как он долгие годы работает театральным режиссёром.

 

Н.У.
— Расскажите, пожалуйста,  о Ваших наградах.

В.Б.
—  Предлагаю награды разделить на две группы.
Первая — медали. За время службы в армии получил семь медалей и знак «Изобретатель СССР» (у меня 38 изобретений, большая часть которых были внедрены). А в 2009 году я был награждён серебряной медалью «За вкладъ въ развитiе генеалогiи и прочихъ спецiальныхъ историческихъ дисциплинъ» II-й степени.
Вторая — победы и призовые места на литературных конкурсах, проходивших на сайтах Литсовет, Литконкурс, Stihi.ru, «Под одним небом», на конкурсах, проводившихся воронежскими СМИ. Вдвойне приятно, когда по результатам конкурса осуществляется бумажная публикация. Не менее приятно, когда мои стихи помогают победить другим. Так, три года назад на городском конкурсе «Дети читают стихи воронежских поэтов» мальчик и девочка заняли второе место со стихотворением «По секрету» (надо заметить, что, в основном, дети читали стихи Никитина, Кольцова, Бунина, Маршака, Жигулина…). А на международном фестивале авторской песни «Парус надежды» в июне 2009 года Александр Мартынов победил в номинации автор-исполнитель с «Романсом о романсе», написанным на мои стихи.

 

Н.У.
— Виктор, понятие «Фестиваль авторской песни» для Вас не пустой звук. Вы не раз входили в состав жюри, судили конкурсантов. Трудная это работа?

В.Б.
— Трудная и интересная! На этапе прослушивания на ежегодных фестивалях «Парус надежды» (зимних и летних) я, как член жюри, веду детскую мастерскую (номинация «сочиняют и поют дети»). Детей приходит много, выступают и по одному, и ансамблями. Такие «искорки» яркие — слезу вышибает! Мы их внимательно слушаем. Подсказываем сразу же. Иногда они так заводят, что начинаем им подпевать… Без наград они не уходят, отмечаем всех дипломами, а лучшие становятся лауреатами. Самое важное, что они регулярно участвуют, растут на глазах в прямом и переносном смысле…

 

Н.У.
— Судили ли Вы стихотворные конкурсы? С какими сложностями приходится сталкиваться там? И главное, с каким настроением судья обычно заканчивает конкурс?

В.Б.
— Судил и не раз. Сложности в основном зависят от организации. Трудно судить одноэтапные конкурсы, когда количество участников зашкаливает за сотню-другую. Мне нравится работать в составе жюри конкурсов, проводимых на Литсовете Сергеем Глуховым — они всегда интересно построены, многоэтапны, интрига сохраняется до финала. Сложно судить открытые конкурсы, приходится тщательно продумывать аргументацию оценок, выставляемых, как друзьям-поэтам, так и тем, кто знаком, но явно не симпатичен… Бывает, что в ходе обсуждения обзоров, на написание которых у меня  уходит много времени и сил, авторы высказывают свои претензии не слишком корректно… Это огорчает.  Как правило, после завершения конкурса ощущение разбитости… Но радует то, что в большинстве случаев мои оценки оказываются достаточно близки к обобщённым результатам деятельности судейской бригады. Приятно после финала получать дипломы «За квалифицированное судейство в конкурсе…».

Н.У.
— Надо ли страшиться гнева, если не страшит правда?

В.Б.
—  А что гнева бояться? Просто за правду надо стоять. Уже давно сказано про караван и собаку…

 

Н.У.
— Существует понятие, что двух голубей можно поймать на один боб; двух куликов в один силок. А один злодей в силах поймать двух глупцов?

В.Б.
—  Злодей может поймать неограниченное количество глупцов – на то он и злодей… Глупцов, конечно, жалко, но от глупцов лучше подальше держаться. Приведу своё четверостишье:

*   *   *
Я, к сожаленью, на своём веку
Не раз помочь пытался дураку,
Он помощь благосклонно принимал,
Но, сев на шею, долго не слезал!

Н.У.
— Какие ощущения, порой, не дают уснуть ночами?

В.Б.
—  Как правило, я засыпаю быстро — мало времени на сон остаётся… Подолгу не могу уснуть перед дальней дорогой или накануне важного события — «прокручиваю» всё ли сделал, подготовил, предусмотрел…

 

Н.У.
— Согласны Вы с мнением, что мечта — единственное, что способно изменить жизнь?

В.Б.
— Не согласен. Очень многое зависит от случайностей. Но, если не прекращать мечтать, то случайности достаточно часто «работают» на осуществление мечты.
Мне очень повезло, когда я более сорока лет назад случайно встретил девушку с необыкновенно открытым взглядом! Её глаза и сейчас так же широко распахнуты…

 

Н.У.
— Можно привыкнуть к присутствию человека, его любви так, что считать почти не заслуживающим внимания?

В.Б.
—  Для этого надо быть негодяем.

 

Н.У.
— Правда ли, что пишущий человек фиксирует всё, и от его глаза не ускользает ни единая мелочь?

В.Б.
—  Действительно, пишущий человек очень многое замечает и подмечает. Но я не думаю, что едва проснувшись, он тут же начинает крутить головой и бормотать: «Надо что-то новенькое увидеть… Надо что-то этакое подметить…» Пишущий человек — художник, он в постоянном поиске, а увиденное ранее иногда неожиданно всплывает по ассоциации или без всяких видимых на то причин. Другое дело, что в строку ложится, как правило, ничтожная часть увиденного. А память хранит мельчайшие детали десятилетиями. Хорошая память, тренированная…

 

Н.У.
— Виктор, Вы пишете прозу. Будет ли её больше?

В.Б.
— Пробую писать рассказы. Хочется написать о многом, вернее, изложить на бумаге то, о чём много раз уже рассказывал друзьям. Никак не приступлю к циклу таёжных рассказов (Карелия, Камчатка, Лена, Амур…), рыбацкие истории (воронежские реки, Ахтуба, горные озёра в Колорадо…), новочеркасская трагедия 1962 года, воспоминания о послевоенном детстве. По всем этим темам у меня написано много стихов, может быть смогу «вплести» уже готовые стихи в рассказы.
Отвечая на вопрос, когда начал писать, я сказал о стихах. На самом деле, начинал я с рассказов! То ли в восьмом, то ли в девятом классе я написал рассказ, который даже был опубликован в двух районных газетах. Давно мне те газетки не попадались — лежат где-то в шкафу. Но показывать этот рассказ я, конечно, не буду. Написан он был в лучших традициях соц. реализма в строгом соответствии с теми установками, которые вкладывались в наши мозги на уроках литературы. Пробовал я тогда себя. Сначала собирался стать моряком, потом — писателем, потом — художником… Остановился на радиоэлектронике.

 

Н.У.
— По словам известной писательницы: «Хороший писатель всегда врун в самом ослепительном смысле этого слова». Согласны Вы с таким мнением?

В.Б.
— Согласен! Человек, владеющий словом и знающий жизнь, может написать обо всём так, что комар носа не подточит. Я ни в коем случае не отношу себя к «хорошим писателям», но по многим моим стихотворениям, написанным от первого лица, можно сделать вывод о том, что автор — бабник, алкаш, пессимист, наивный мечтатель, нерешительный человек…  Конечно, это всё не более чем «откровения» выдуманного ЛГ, враньё. Но, чтобы хорошо врать, надо досконально знать «предмет», а это требует значительных усилий и постоянной работы над собой.

 

Н.У.
— Что Вам ближе: любить прошлое, настоящее или жить перспективой будущего?

В.Б.
—  Для меня эти три категории неразделимы! Как можно расчленить ЖИЗНЬ?

 

Н.У.
— Является ли любовь оправданием поступков?

В.Б.
—  Да и очень часто. Если только это — настоящая любовь!

 

Н.У.
— А,.. может творчество стать альтернативой любви? И можно ли к творчеству ревновать?

В.Б.
—  Человек, живущий без любви, несчастен, ущербен… Такой человек может, конечно, целиком посвятить себя творчеству и достичь определённых высот, но я сильно сомневаюсь в том, что результаты его творчества будут чистыми и светлыми, что они будут востребованы людьми, живущими в любви. А вот ревновать к творчеству можно и примеров тому — тьма, но, как правило, ревнуют к творчеству эгоисты,  не умеющие любить.

 

Н.У.
— Должен ли поэт взращивать в себе «маленькие трагедии», чтобы писать чувственнее, пронзительнее, сногсшибательнее?

В.Б.
— Если только в себе взращивать, почему бы и нет? Фантазировать и даже потеть от переживаний можно сколько угодно. Но недопустимо ставить «эксперименты» на окружающих, чтобы потом описывать процессы развития «маленьких трагедий» и их последствия…

…….

Виктор, Вы прямо идете по выбранному пути, в Вас удивительно сочетаются талантливость, весёлость, улыбки, сиятельная пронзительность детства. В Вас есть то, что называется «своим голосом». Радуйте нас и впредь своей искренней чистотой.

Благодарим за встречу и приятное сотрудничество. Спасибо Вам!

Пишите, творите нам на радость!

 

В Гостиной журнала «Точка ZRения» с нами беседовал поэт Виктор Батраченко.

 

При любом  использовании материалов интервью ссылка на сайт «Точка ZRения» обязательна.


 
 
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019