Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 
Истории успеха курс личная эффективность.
 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1225
529/260
 
 

   
 
 
 
Екатерина Чердаклиева(Целигорова)

Призраки города В. /Глава II - Приступ любопытства и опасные знания/

- Картинок как много! И какие чудные все!
- Вот башня Олафа, а вот площадь с Красным колодцем посередине.
- А какие смешные крохотные человечки! Гномики, что ли?
- Барышни с хвостами вместо ног. Русалки - фу!
- А вот девчонка с огненно-рыжими волосами. Что это у неё в руках? Похоже, сосуд какой-то, - перебивая друг друга и захлебываясь от волнения, кричали мальчишки, каждый стараясь подтянуть к себе книгу поближе.
- Слушай меня! - подвел финальную черту под надвигающейся анархией Петр. - Книга необычная - может, колдовская. А потому цены немалой!
- Несем в лавку, пока вы ее оба не изорвали своими грязными руками.

- Петечка, погоди! Давай хоть до конца доглядим! Мы очень-очень осторожно. А хочешь - сам листай, мы только картинки… - заныл Никитка, заискивающе гладя на товарища.

Сережка только хмыкнул и толкнул Петра в бок:
- Только посмотрим - и все! С нее не убудет. И так столько лет валялась в грязи, чего уж там!

- Ладно, но только из моих рук, - смилостивился Петр, которому и самому было страшно интересно.

И любопытные взгляды вновь устремились в непонятный и таинственный мир древнего фолианта: он явно был старше не только трех любознательных мальчишек, вместе взятых, но и всех, даже самых пожилых, жителей города. Причём на многие-многие десятки лет, а может, и столетий.
Пролистав всю книгу, в самом конце мальчишки обнаружили некое подобие карты. На ней были искусно нарисованы дорожки, ведущие от башни к колодцу, затем - в лес к гроту, и далее - к красивому замку. Все вместе дорожки образовывали сложный лабиринт в виде ожерелья.
Но самым притягательным в книге были загадочные знаки - руны, расшифрованные на латыни[1] неведомым автором. Правда, смысл фраз для ребят был непонятен - скорее, это был лишь некий набор слов. Но всё вместе недвусмысленно намекало на то, что в башне скрыта некая тайна.
Из затянувшегося молчаливого оцепенения первым вышел Петр. Глаза его буквально сверлили карту-схему, а руки отчаянно теребили Никиткину и без того уже измятую фуражку.

- Я понял, это карта. Это путь… - он перевёл дыхание, - к несметным сокровищам колдуна Кнута Пассе. Как говорил нам учитель истории, наместник этот был сказочно богат. И сокровища свои он получил при помощи нечистой силы. Заключил с лукавым сделку, - скороговоркой шептал Петя, переходя то на свист, то на стон от переполнявших его эмоций. - Он грабил горожан податями непосильными. А непокорных скидывал в Красный колодец, ну тот, что на площади, в котором вода пахнет тухлыми яйцами... Умер он или нет - вообще неизвестно. Сказывают, поднялся этот злодей раз на Пухтоловскую гору дела свои черные вершить, да и сгинул. Может, дьявол за долги забрал его в преисподнюю, а может, под землю спустился. В гроты, чтобы стать бессмертным. Вот только богатства его несметные с того дня тоже пропали!

Закончив монолог, паренёк оглядел друзей невидящим тяжелым взглядом. Мальчишки сникли и вглядывались в картинки, будто силясь найти ответ на тайну исчезновения волшебника.
Первым на слова приятеля откликнулся старший из друзей, Сергей:
- Я думаю, ничего не случится, если мы этой же ночью пойдем с книгой в башню Олафа и поищем там разгадку сокровищ Кнута!
- Да, скажешь тоже, - прохныкал Никитка, - а вдруг поймают? Отец меня и так выпорет за порванную гимнастёрку!
Рассудил товарищей, как водится, Петр:
- А что? Сегодня ночью и пойдём! Нечего ждать! Башня заброшена, и уже давно; никто её не охраняет, а значит, никто нас не поймает. Не найдем никаких подсказок для поисков клада, ничего страшного. Сдадим книгу в лавку - и дело с концом! А кто до того момента, не дай Бог, хоть словом обмолвится с кем о книге или сдрейфит, тому вечный бойкот!
…Когда наступает поздний вечер, Выборг, в котором живут мальчики, как и любой другой маленький провинциальный самобытный городок, замирает. И только редкий прохожий, кутаясь в плащ от вечерней промозглости, скользнет по одной из крошечных улочек в своё парадное, торопясь скорее попасть к домашнему теплу и вкусно дымящемуся ужину, традиционно состоящему из вареной картошки с укропом, обильно политой постным маслом и скворчащей на сковороде жирной свиной отбивной.
В один из обычных для северной весны прохладных вечеров припозднившийся горожанин мог бы встретить известную уже нам троицу кладоискателей: рослого сутулящегося подростка, маленького и суетливого мальчугана в очках и их предводителя - обладателя неторопливой взрослой походки двенадцатилетнего коренастого паренька. Увы, никто не встретил, не остановил любопытных мальчишек, что и дало им возможность беспрепятственно проникнуть в старую заброшенную башню Олафа…
Миновав в непроглядных сумерках мост перед крепостными воротами и торопливо пробежав по мощёному булыжником двору, приятели втроем еле-еле отворили кованую дверь башни. Старые заржавевшие петли, не желавшие поддаваться, издали при этом душераздирающий стон. Никитка отшатнулся от проёма, явно собираясь убежать, но старшие силком втолкнули его внутрь. Где-то вверху тяжко захлопала крыльями ночная птица, вниз посыпалась столетняя пыль вперемешку с какой-то трухлявой ветошью.

- Пакость какая! Прям в рот что-то попало, - проворчал Сергей прорезающимся баском.

- А ты рот не разевай, иначе муха залетит, - ядовито заметил Петр.

- Давайте огонь зажжем? Мурашки по коже от этой чертовой башни, - сказал Сережка, не обратив внимания на дерзость товарища.

Мальчишки зажгли припасённые свечи и начали долгий подъём по мрачной винтовой лестнице под крышу башни. Ступеньки под ногами жалобно стонали - не то от старости, не то от предчувствия беды. Отсветы от пламени свечей падали на тяжелые, почерневшие от столетий деревянные балки, которые поддерживали перекрытия, требовавшие вмешательства плотника.
Наконец, лестница закончилась, и дети попали в большой пустынный зал. Сумрак и сквозняк вот уже несколько веков были жильцами этой суровой обители, высокие потолки чернотой взмывали, казалось, в самую высь неба, а серые стены неприветливо обступали гостя. По окружности зала располагались какие-то совершенно невероятные предметы. Подле одной из опорных балок зачем-то лежала гигантских размеров корзина, прикрытая лохмотьями, а возле окна-бойницы стояло расколовшееся мутное зеркало в роскошной старинной раме. Из самой залы был виден выход на кольцевой балкон - ужасающе узкий, без заградительных перил.

- Вот мы и добрались, - неожиданно спокойно, даже обыденно в этой жутковатой реальности прозвучало заявление предводителя компании Петра, сына торговца скобяными товарами.

Мальчик деловито достал из своего гимназического ранца керосиновую лампу и спички, поджег фитиль - и пространство вокруг сразу перестало казаться ребятам враждебным и зловещим. Приятели обошли зал, разглядывая необычные предметы, служащие несколько столетий интерьером.

- Как и следовало ожидать, ничего тут наводящего на клады нет, - подвел черту Петр, - все враки! Книга лживая. Написана для устрашения таких вот нытиков, как наш Никитос.

Маленький вихрастый Никита, больше похожий на пугливого воробушка, нахохлился и собрался уже было разразиться гневной тирадой в ответ.
Но его очередное выступление оскорбленной добродетели прервал, не дав начаться, Сережка: «Стойте! Смотрите, вон на балках! Там какие-то надписи! Они выпуклые и блестят на свету!»
Все трое замерли у деревянной опоры, закреплённой в полу и растворяющейся вверху в хищной маслянистой темноте.
- Это черточки и знаки. Такие же, как в нашей книге, - прошептал побледневший от страха Никита. Его воинственный запал к этому моменту окончательно пропал. Мальчишка, завалившись на товарища, старался не смотреть на пугающую надпись и даже зажмурился.
- Ах-ах-ах! Ну, конечно, волшебные руны, - ехидно заметил Петр и оттолкнул от себя чрезмерно пугливого друга.
Сергей предпочел не встревать в очередную перепалку приятелей. Он сантиметр за сантиметром скрупулёзно и терпеливо ощупал пальцами выпуклые символы, поднеся к ним лампу, потом задумчиво обнюхал свои руки, словно запах мог дать разгадку.

- В книге есть расшифровка рун, и мы могли бы прочесть, что тут написано. Может, это поможет найти сокровища? - рассуждал вслух парень. - Давайте книгу, попробуем перевести. А не получится, вернемся домой. Мне самому жутко от этого места.

Петр открыл книгу на нужной странице, и они с Сережей в унисон принялись шептать латинскую транскрипцию знаков на балке и их толкование. Воробушек Никитка предпочел остаться в сторонке, по-прежнему вздрагивая от каждого шороха и хлюпая носом.
- Уруз, Турисаз, Ансуз, Райдо…[2] Заклинания я знаю, что людям неведомы, - даже знатным и женам князей…
Хватило лишь нескольких произнесённых слов, чтобы реальность вокруг незадачливых кладоискателей начала претерпевать метаморфозы. Серые стены, невидимый ранее потолок и скрипучий пол заходили ходуном, как будто желая соединиться в одной точке. Одновременно послышался глухой жуткий шепот из всех темных закоулков зала: он был везде, окружал детей, накатывая волнами. Воздух пропитался густым липким страхом. Мальчишки плотно прижались к балке спинами, Петя выронил книгу, от испуга все вздрогнули, но даже не могли выдавить и крика о помощи.
Вдруг шепот прервался так же резко, как и начался, - будто по чьему-то приказу. Ребята с облегчением вздохнули, решив, что опасность миновала: мало ли какого обмана слуха не бывает в заброшенных старинных башнях!
Но в этот момент старая корзина упала набок и из нее выкатились три серых клубка…
Зал окутал плотная серая мгла, из нутра которой на долю секунды выглянули огромные желтые светящиеся глаза с вертикальными зрачками, - и уже через мгновение непроглядный сизый мрак полностью поглотил детей...

[1] Изучение латыни входило в гимназический курс.
[2] Уруз - новое начало, инициирующая сила. Это руна внутренней силы. Она не проявляет себя явно, но формирует будущие обстоятельства, несет с собой перемены.
Турисаз - врата, открывающие новый путь. Это одновременно и шип (колючка), задерживающая вас на пути, и разрушительная сила, направленная против того, что враждебно порядку и угрожает законам природы.
Ансуз - уста, знак. Это великий получатель, хранитель, трансформатор и выразитель знания, поэзии, магической силы и вдохновения - держатель всей речи. Это знак на пути, указующий дорогу или предупреждающий об опасности.
Райдо - движение, ритуал. Это не только путь - дорога, выбираемая путником, но и "дорога судьбы" - нить Вьюрд, которую прядут Норны, или даже некая сеть или полотно, сотканное из этих нитей.

<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019