Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
529/257
 
 

   
 
 
 
Шнеер Арон

Что делал Демьянюк в Собиборе?
Произведение опубликовано в 39 выпуске "Точка ZRения"

Необходимое предисловие
Историк не должен быть прокурором, иначе он не ученый. Но так как объектом исследования истории является человек, и его деятельность во времени, эмоциональное и нравственное отношение историка к исследуемой проблеме, так или иначе, проявляется в стиле его языка, в его рассуждениях. В своей будущей книге я постараюсь избежать оценочных характеристик. Однако в журнальной публикации я имею право на пристрастное повествование.
Пособников немцев в массовых злодеяниях против мирных граждан и советских военнопленных советские органы безопасности начали разыскивать еще в ходе войны по мере освобождения оккупированных немцами территорий.
Летом 1944 г. в руки СМЕРШ попали трофейные документы из освобожденного концлагеря Майданек и учебного лагеря СС, расположенного в местечке Травники на территории Польши. В этом учебном центре готовились вахманы СС – охранники для концентрационных лагерей, и, как выявилось позже, для лагерей смерти. Среди документов оказались и списки, примерно, с 5 тысячами фамилий, прошедших обучение в этом лагере. Большая часть "курсантов" – бывшие советские военнопленные разных национальностей: преобладают украинцы, много русских, не мало фольксдойч (немцы Поволжья и Украины),есть латыши, литовцы, поляки, представители народов Средней Азии и Кавказа. Все они дали письменное обязательство, верно служить в войсках СС. Одним из них был Иван Демьянюк.
Смерш тотчас занялся розыском "травниковцев", эти поиски затем продолжил КГБ. Я не буду рассказывать о перипетиях этих поисков. Я работаю непосредственно с некоторыми следственными материалами, и об этом можно написать не одну книгу. Первые следственные действия по розыску и наказанию предателей-убийц датируются октябрем-ноябрем 1944 г. а последние – 1988 годом. Всего по делу "травниковцев" в СССР было проведено более 140 процессов.
Суды над захваченными в конце 1944 г., в марте 1945 г. пойманными, разысканными преступниками проводились военными трибуналами действующих армий. Ускоренное следствие в дни войны, недостаток свидетельств о совершенных преступлениях, сознательное сокрытие задержанными своей службы в лагерях смерти – все это привело к тому, что лишь немногие обвиняемые были приговорены к высшей мере наказания, если было доказано их непосредственное участие в расстрелах. Те, кому удалось скрыть участие в убийствах людей, а доказанной виной была только охранная служба в концлагерях, получили от 10 до 25 лет лишения свободы, но в соответствии с Указом от 17 сентября 1955 г. тысячи бывших полицаев, вахманов СС, власовцев были амнистированы и в1955-1956 гг. вышли на свободу.
Однако поиски ненаказанных преступников продолжались. "Травниковцев" искали и находили на Сахалине и в Калининграде, на Украине и в Сибири, в Подмосковье и Средней Азии. Некоторые из них поменяли фамилии, однако большинство осталось на своих прежних, пройдя послевоенную фильтрацию, выдавая себя за узников немецких лагерей, смешавшись с сотнями тысяч советских военнопленных вернувшимися в Советский Союз. Проблема послевоенных судеб военнопленных намного сложней, чем стало модно писать в годы перестройки и после нее. Послевоенная фильтрация бывших военнопленных была необходима. Государство имело право проверять и не доверять. Среди сотен тысяч невиновных, переживших муки и трагедию плена, скрывались десятки тысяч в разной степени и форме сотрудничавших с нацистами. Надо сказать "спасибо" многим работникам советских спецслужб, занимавшихся поисками этих коллаборантов, ибо без этой кропотливейшей работы среди бывших пленных не были бы выявлены тысячи фашистских пособников и убийц. И все-таки, многим из них удалось скрыть свое прошлое. Вернувшись в Советский Союз, большинство из них работали рабочими и колхозниками, инженерами и техниками, были среди них и те, кому удалось стать даже старшиной, лейтенантом милиции, студентом юрфака… Однако их находили. По мере их обнаружения и ареста, в ходе расследования выявлялись новые преступления и вновь звучали фамилии преступников уже отбывших ранее наказание. Причем новые факты их преступлений были столь очевидными, что против них опять возбуждались уголовные дела по вновь открывшимся обстоятельствам, и проводилось дополнительное расследование. Ничто не могло спасти преступников от новых расследований. Даже уход в партизаны после полугодовой службы в лагерях смерти, пролитая на этот раз в бою с немцами своя, а не чужая кровь, заслуженные награды, среди которых даже ордена Красной Звезды, заработанные, на самом деле, в боях, не считались искуплением вины и не спасали их от возмездия.
В 1961 г. Следотдел КГБ при Совете Министров Украинской ССР с февраля по ноябрь 1961 г. вел следствие по делу Куринного, Бородина. Василенко и других, всего 12 человек, в пособничестве нацистам.
Я остановился на этом, одном из почти сотен дел этого периода, которые велись КГБ по розыску и наказанию убийц потому, что судьбы обвиняемых один к одному напоминают судьбу Демьянюка, разве что им "не повезло": не удалось скрыться после войны на Западе и дожить почти до 100 летнего возраста. Но главное, на примере фигурантов этого процесса можно ответить на вопрос: виновен ли Демьянюк? Хочется верить, что на этот вопрос немецкое правосудие в отличие от израильского, ответит положительно. Так в чем же дело? Да в том, что юридическая казуистика некоторых служителей Фемиды, так называемых "борцов за справедливость", может опять сыграть злую шутку: не доказать конкретные преступления совершенные охранником из Собибора. Несколько дней назад, один из таких "борцов", добившийся освобождения Демьянюка в Израиле, доказывал с телеэкрана с пеной у рта, что новый процесс абсурден, новое обвинение – блеф и Демьянюк невиновен.
Могу согласиться лишь с двумя из возможных тезисов защиты: нет свидетелей конкретного участия Демьянюка в убийствах и Демьянюк – не моторист душегубки из Треблинки "Иван Грозный", каковым на самом деле был Иван Марченко. Более того, скажу, что все садистские преступления, приписанные Ивану Грозному"-Марченко", его "страшная сабля", все это плод фантазий, многочисленных слухов, о действительном кошмаре, имевшем конкретные названия – Треблинка, Собибор, Бельжец, Хелмно, Освенцим, Майданек, Яновский лагерь…

О том, чем занимался Демьянюк, пусть скажут его товарищи по "фабрике смерти". Выдержки из их показаний сознательно даю без фамилий, ибо вместо любой из них, можно писать – Демьянюк.
"...в июле 1941 года попал в плен... осенью 1941 года изменил родине, поступил на службу в немецкие войска СС, прошел специальную подготовку в учебном лагере в м. Травники, после чего принял присягу на верность службы немецко-фашистскому командованию.
...За время учебы в Травниковском лагере курсанты неоднократно в 1942 г., месяц и дату не помню, но знаю, что тогда было очень грязно, выезжали в окрестные от лагеря м. Травники села, для ареста евреев. Собирали их и привозили на ст. Травники и сразу же загружали в эшелоны, куда их отправляли мне неизвестно.
...Весной 1942 года был направлен в лагерь смерти Собибор. В указанном лагере уничтожали еврейское население в душегубках, а больных расстреливали в так называемом "лазарете". Мне приходилось принимать непосредственное участие в уничтожении еврейского населения.
…При входе в лагерь смерти Собибор имелась на немецком языке надпись: "Еврейский переселенческий лагерь". Такая же надпись имелась и на железнодорожном полустанке в районе лагеря.
Лагерь огражден колючей проволокой в один ряд, высотой до трех метров. В это заграждение вплетены ветки деревьев.
Лагерь делится на две половины: в первой половине были расположены различные хозяйственные и административные здания: помещения, где жили немцы и вахманы, помещения столовых отдельно для немцев и отдельно для вахманов, штаб лагеря, караульное помещение, склад с оружием. Первая половина лагеря от второй была отделена проволочным заграждением таким же, каким был обнесен весь лагерь, в него также были вплетены ветки деревьев.
Вторая половина лагеря предназначалась для уничтожения людей и в соответствии с этим назначением была оборудована. Во вторую половину была проведена ж/д ветка, которая оканчивалась тупиком. По ней подавались в лагерь вагоны с людьми, которые уничтожались. Для разгрузки имелась специальная платформа. Раздевалки для мужчин и женщин отдельно представляли собой навесы, загороженные с трех сторон, имелось помещение, называвшееся "кассой", куда обреченными на смерть людьми сдавались ценности. От раздевалок далее шел коридор длиною метров 40 и шириной около 3 метров. Он был сделан из досок или же колючей проволоки, сейчас точно не помню.
Коридор подходил к зданию, в котором находились газовые камеры. Всего газовых камер в этом здании было три или четыре. Во внутрь газовых камер я не заходил, поэтому не знаю, как они были оборудованы. В самом здании был коридор, из которого имелись двери в газовые камеры. Двери камер были металлические. В этих камерах и умерщвлялись люди газом от дизельного мотора.
Трупы выгружались из камер через двери, имевшиеся с противоположной стороны, и зарывались в яму, которая имелась недалеко от здания с газкамерами.
....Должен заявить следствию, что все в этом лагере было построено так, что доставленные в лагерь люди имели только один путь: от места выгрузки через "раздевалки" в газовые камеры. Другого пути у них не было.
...Кроме удушения газом евреи уничтожались путем расстрела немцами и вахманами. Расстреливались обычно больные и истощенные люди, для этой цели имелся так называемый "лазарет", т. е. место, огороженное колючей проволокой с ветками, где была яма, и там расстреливали вахманы и немцы всех больных и ослабевших людей...
...По прибытии нашей команды в Собибор, через день или два, вновь прибывших собрал комендант лагеря, в краткой форме нам было сказано, припоминается дословное выражение, что в этом лагере производится "переселение евреев на тот свет", но как это делается практически, нам не сказали. Нам, и мне в том числе, из этого стало ясно, что в лагере Собибор, осуществляется уничтожение еврейского населения. ("уничтожение еврейского..."– подчеркнуто следователем. – А.Ш.)
...в наши обязанности входило несение службы по охране лагеря и рабочих команд, имеющихся в лагере. Мы были предупреждены, что обо всем том, что мы узнаем в процессе службы, мы обязаны молчать, а за малейшее неповиновение, невыполнение приказов администрации лагеря – вахманы будут наказываться вплоть до расстрела.
.Когда я прибыл в лагерь в составе команды вахманов, то массового уничтожения людей еще не производилось, эшелоны с людьми еще не прибывали, но к этому времени трупы уже были в ямах, так как был запах разложения.
…Я нес службу в лагере Собибор, исполнял обязанности начальника караула, расставлял вахманов на посты, проверял несение ими караульной службы, участвовал в разгрузке людей из эшелонов. Постоянные посты были на наружных и внутренних вышках лагеря, в так называемом "лазарете". В обязанности вахмана у т. н. "лазарета" входило расстреливать больных людей...
…При выгрузке людей из эшелона я присутствовал и принимал участие в обеспечении этой операции, то есть охранял в оцеплении, требовал раздеться.
…вахманы несли охрану территории самого лагеря и объектов, которые были на ней, а также по приказанию немцев-эсэсовцев и под их непосредственным руководством принимали прямое участие в уничтожении евреев, доставлявшихся в этот лагерь... ни один вахман не мог уклониться от участия в уничтожении там людей. (Выделено мной – А.Ш)
…После подачи вагонов на лагерную ветку, (обычно подавалось до 5 вагонов), место выгрузки оцепляли немцы и вахманы, которые открывали вагоны и предлагали людям выгружаться. При этом немцы объясняли прибывшим людям, что они обязаны помыться в бане, после чего будут отправлены на работу на Украину.
…После выгрузки обреченные направлялись в "раздевалки", где раздевались догола, мужчины раздевались под одним навесом, а женщины и дети под другим. Затем им предлагалось сдать ценности в "кассу" и следовать по коридору в т. к. н. "баню" т. е. газовые камеры.
Мужчины и женщины с детьми направлялись в газовые камеры отдельно. Каждую группу людей сзади по коридору подгоняли немцы и вахманы, немцы имели плетки, а вахманы палки, которыми избивали жертвы в случаях, когда последние оказывали сопротивление и не желали заходить в газовые камеры. …Как правило, перед самым входом в газовые камеры начиналось сопротивление людей, они не хотели заходить в них, но их вахманы и немцы, применяя насилие, загоняли в камеры. Когда все камеры были заполнены людьми, включали мотор и через 15-20 минут они были мертвы.
После чего открывались наружные двери камер и "рабочая команда" выгружала трупы, которые переносила в яму и там закапывались. При выгрузке из камер специально выделенные евреи из "рабочей команды" выдергивали золотые зубы изо рта трупов.
Лиц, которые ... не могли самостоятельно следовать в газкамеры, евреи из "рабочей команды" сносили от места выгрузки в "лазарет", где они расстреливались немцами и вахманами.
Так продолжалось до тех пор, пока все доставленные в лагерь не были уничтожены.
…В лагере смерти Собибор вахманам выдавались немцами спиртные напитки, но сейчас не помню, в какой именно момент выдавалась водка, или же перед прибытием вагонов с людьми, или же после. Я считаю, что немцы выдавали водку вахманам для того, чтобы вахманы, будучи пьяными, меньше отдавали себе отчет в том, что делали.
Должен сказать, что все вахманы, кроме того, доставали водку сами и почти всегда были в нетрезвом состоянии. Деньги и ценности вахманы воровали и пропивали. Эти деньги и ценности оставались после уничтожения людей и вывозились немцами, часть из них доставалась и вахманам. За присвоение ценностей жертв, немцы вахманов наказывали, однако это не удерживало вахманов от таких действий.
С людьми в лагере Собибор немцы и вахманы обращались как со скотом, очень жестоко... избивали по всякому поводу и без повода (выделено мной. – А.Ш.) в лагере Собибор было три взвода вахманов. Каждый взвод поочередно назначался на сутки в караул по охране лагеря и "рабочих команд", два других взвода, если прибывали эшелоны с людьми использовались для уничтожения людей, т. е. всем вахманам поочередно приходилось участвовать как в несении охраны лагеря на различных постах, так и в уничтожении людей. (Выделено мной.– А.Ш)
...В "лазарете" расстрел я производил из винтовки, отступая от человека, в которого я стрелял, шагов на пять, и стрелял так, чтобы застрелить человека.
...Невозможно было уклониться от расстрелов людей в "лазарете", так как немцы без разбора направляли туда вахманов для расстрелов стариков и обессиливших людей.
После окончания уничтожения первой группы в лагерь подавалась очередная группа, и все начиналось сначала.
…Несмотря на принимаемые меры обмана, многие из прибывших догадывались о том, какая участь их ждет, так как над лагерем стоял смрад от разлагающихся, а после сжигаемых трупов. Поэтому зачастую прибывшие поднимали шум, плачь, крики, валялись по земле, пятились от душегубки, не хотели раздеваться.
…людей, которые оказывали сопротивление, немцы и вахманы избивали плетками, прикладами карабинов и чем попало, после чего загоняли в газовые камеры.
Вопрос: В чем заключалась служба вахмана в лагере смерти?
Ответ: Служба вахмана в лагере смерти определялась самим назначением лагеря. (Очень точная формулировка. – А.Ш)
Вахманы под командованием немцев осуществляли непосредственное уничтожение поступающих в лагерь людей. Постоянного распределения обязанностей между вахманами не было. Все они, в том числе и я, поочередно стояли на вышках по охране лагеря, конвоировали людей из рабочих команд в лес на заготовку веток для ограждения лагеря, участвовали в разгрузке вагонов с прибывающими в лагерь смертниками, загоняли их в раздевалки и камеры душегубок, когда дежурили на посту у "лазарета" – расстреливали доставляемых туда людей. Это делали все вахманы. (Выделено мной. – А.Ш)
…Никакой другой службы помимо охраны лагеря и уничтожения, доставляемых в лагерь людей, вахманы не несли.
…Я твердо знаю, что все вахманы непосредственно участвовали в массовом уничтожении людей, доставляемых в лагерь. <…> службу все несли одинаково. (Выделено мной. – А.Ш)
…Все охраняли лагерь, разгружали эшелоны, гнали смертников в раздевалки и душегубки, расстреливали в "лазарете". Конечно, одни из них были более жестокими, больше брали денег и вещей, чаще бывали на посту в "лазарете", другие – меньше и реже, но в целом это делали все вахманы.
…Неоднократно приходилось избивать евреев, так как их постоянно подгоняли и торопили, а отдельные из них не хотели или медленно раздевались, не хотели заходить в душегубку и в камеры. Избивали плетками, прикладами, а немцы травили собаками.
…Не помню сколько раз приходилось участвовать в выгрузке, дежурить в "лазарете" и расстреливать. Но сколько раз там дежурил и сколько человек расстрелял, точно сказать не могу… да и уничтожалось в лагере столько людей, что убийства для вахманов и немцев были обыденным привычным делом и на отдельные факты не обращалось внимания, они не запомнились. (Выделено мной. – А.Ш)
…Расстрелы проводились систематически, для вахманов это было обычным делом.
…Даже я, будучи несколько месяцев почтальоном-курьером и ежедневно выезжая за почтой, все равно не мог избежать участия в уничтожении людей. Когда прибывали вагоны с обреченными на смерть людьми, мне приходилось бывать в оцеплении, загонять евреев в "раздевалку", а потом в "баню", пару раз стоять на посту в "лазарете", где я лично застрелил нескольких евреев.
…Находясь в составе команды СС... охранял лагерь для предотвращения побегов заключенных, а также с оружием в руках участвовал в конвоировании заключенных евреев от места высадки из эшелонов – в лагерь Собибор, а затем лично участвовал в конвоировании заключенных к душегубкам и лично загонял заключенных в душегубки, где они умерщвлялись газом.
...Имея специальную подготовку вахмана лагеря смерти, и будучи вооружен винтовкой, я также принуждал конвоируемых, обреченных на смерть людей, начиная от разгрузки вагонов до газовых камер, путем угроз и побоев с применением оружия, вместе с другими вахманами насильно гнал их на смерть.
Находясь в составе специальной команды вахманов лагерей смерти, как и другие немецкие каратели, я сознательно делал общее наше дело, уничтожение людей".
Из Приговора военного трибунала:
"...Приговорить к высшей мере наказания – расстрелу..."
Так чем же занимался Демьянюк в Собиборе?

P.S. Уважаемые читатели, добавлю и один из отзывов на публикацию моей статьи в Израиле и Германии. Моя позиция изложена в статье.
"Я в ужасе от того, что такая статья могла быть написана и напечатана в нашем журнале - человеком 1951 г. рождения, который сам войну не пережил и который вырос в захваченной Советским Союзом Латвии. Он поет славу кровавому СМЕРШу, стрелявшему в спины своих солдат, КГБ и советскому политическому "суду", в котором обвиняемый никогда не имел никаких прав, нормальных для правосудия, хвалит быстрый суд с расстрельными приговорами. Автора не интересует, что хотя Германия раскаялась и масса преступников понесли наказание, в СССР никогда не было суда над не менее страшными палачами. Мне было стыдно читать".


<<<Другие произведения автора
(7)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017