Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Для меня очень важно, что Чехов, как настоящий диагност, действительно немногословен: в двух, трех словах схватывает суть человека. И в методах лечения по пьесам, и в сценической жизни все выглядит старомодно, старорежимно. Но в том, как он схватывает суть человека, - действительно невероятный талант диагностики.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 191
529/257
 
 

   
 
 
 
Ананьева Алина

Автостопом по Баварии
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

Утро в метро отрезвляет. Поезда ходят с точностью до минуты, но нечасто. Рационально выстроить свой путь и при этом не опоздать - в Германии это гимнастика для мозга, виртуозное искусство и дурная привычка одновременно. Под Иришкину диктовку запоминаю названия станций и основные ориентиры на пути.

Выхожу из метро на дорогу недалеко от выезда из города. Минуты две собираюсь с духом. Итак, попроще лицо, улыбочку, вытянуть правую руку и старательно отогнуть вверх большой палец - подхожу к проезжей части. Несколько минут вообще ничего не происходит. Машины едут плотным потоком, несколько раз сменяется светофор - и ни одна душа около меня не притормаживает. Избалованная Москвой, где любая "тачка" (автомашина) может остановиться и подвезти, не гнушаясь взять 50-100 рублей за услуги, я не могу скрыть разочарование. Хорошо, что движение в Германии оживленное. По моей небольшой, но показательной статистике, остановиться решает только один из тридцати-сорока водителей. В основном, потому что когда-то сам ездил автостопом.

Зато смотрят все - и с большим интересом. Не рассматривают, а отстранено наблюдают, движимые холодной философской пытливостью. На заметку глобалистам: чтобы обосновано опровергнуть любое нытье противников глобализации о том, что, дескать, теряется национальная самобытность, стираются культурные различия, надо обобщить уличную невербалику. Пусть некое исследовательское агентство высадит один и тот же гражданский десант, например, из молодых девушек и парней, по очереди на улицах нескольких метрополий. Пусть это будет Каир, Нью-Йорк, Бангкок, Мюнхен, Милан... Попросит воздержаться от прямых контактов, а затем поинтересуется, какое мнение сложилось у участников эксперимента об аборигенном населении каждого из этих городов...

Интересно, сколько межнациональных браков должно состояться и сколько поколений смениться прежде, чем во взглядах финских мужчин появится арабская липкость? И прежде, чем притихшие итальянцы досконально изучат неведомые им доселе лабиринты рефлексии и самокопания, так хорошо знакомые жителям северной Европы. Мэтры экономической науки утверждают, что глобализация - это процесс распространения информационных технологий, продуктов и систем по всему миру, несущий за собой экономическую и культурную интеграцию. Однако что получается? Весь мир уверовал в Dirol и Orbit после еды, добрая часть человечества затягивается Marlboro, пишет sms на Nokia и запивает кока-колой, но к пресловутой "экономической и культурной интеграции" относится со скептицизмом и недоверием. Сама слышала от итальянцев страшную историю, что глобализация грозит им кулинарной катастрофой - воцарением кошмарной американской пиццы!

В то утро в Германии меня изучали хладнокровные взгляды ученых-социологов. Меня, представителя редкого вида маргиналов, одиноко стоящую на открытом пространстве особь женского пола. Остановился минивэн - вот он, мой первый Trampfahrer! Налепив улыбку в пол-лица, нагора выдаю витиеватую фразу по-немецки. С извинениями, водитель сообщает, что, увы, ему очень жаль, но он ничем не может помочь - ему не по пути, и вообще, дескать, вся эта сторона дороги едет в центр. Понуро перехожу улицу. Весь поток философов наблюдает.

Водителя зовут Финт. Он без умолку трещит по мобильному телефону; параллельно сообщает мне, что на работу встает в 4:30, зато уже в 9:00 свободен; спит по 4 часа в сутки, и пять недель назад переселился к любимой девушке. С ним я попала в славный город Аугсбург.

На главной площади города воркуют голуби, подают восхитительный капуччино и пекут нежные пирожные из творога и черники. За маленькие столики то и дело присаживаются фрау в пастельных шляпках, в три глоточка выпивают утренний кофе и убегают навстречу рабочему дню. Позже они улыбаются мне из-за прилавков маленьких магазинчиков, городского туристического офиса и из окон серебристых автомобилей.

Интересно, есть ли статистика о доле светло-серебристых автомобилей в общем числе автомобилей в Европе? Не удивлюсь, если эта доля достигает 60-70%. Помните, что сказал Генри Форд на заре XX века: “Any customer can have a car painted any color that he wants as long as it is black.” Так вот, серебристый - это черный XXI века.

Погода не рутинная: ливень и солнце сменяют друг друга каждые двадцать-тридцать минут, я отчаянно ищу в небе радугу, в чистеньких лужах купаются голуби, а туристический офис каждый раз любезно выдает мне новый план города вместо промокшего. При перемотке пленка зацепилась каким-то заусенцем за корпус и - засветилась. Такие кадры пропали! Чего стоил один только тощий сумасшедший соотечественник в разноцветном пальто, который на разные лады декламировал:

- Да чего ты деревья снимаешь! Меня! Меня снимай! - и изгибал бедро как бывалая супермодель.

Заряжаю новую пленку и заново пробегаюсь по городу мимо особо понравившихся натюрмортов. Как в школе учили: "повторенье - мать ученья". Когда посреди одного из бульваров замираю в позе сакуры и пытаюсь сфокусировать объектив, чувствую, как говорливым плотным кольцом меня окружает стайка школьников. Напрягаюсь. Мысленно торопя щелчок затвора, прокручиваю в голове, как сейчас поднимусь и отвечу так красиво и язвительно, что поставлю на место окруживших меня маленьких насмешников. Отрываю глаз от объектива - и вижу, что самая шумная баловница стоит рядом, уставилась на орхидею, вышитую у меня на брюках, и протягивает крепко сжатый кулачок. "Ага, насекомое поймали противное!" - мелькает в моем подпорченном школьным прошлым воображении. А вот и не угадала: девочка подарила мне оливково-зеленый стеклянный шарик с фигуркой ската внутри.

- Это Вам!

- Ух ты, кто это?! Спасибо...

А, может, у них просто не принято ловить насекомых?

Послеобеденный автостоп свел меня:

- с бравым велосипедистом-любителем. Шутка ли, каждый год он с друзьями проезжает на велосипеде от Аугсбурга до озера Гарда в Италии, а это километров 500 по горным дорогам. Чтобы подхватить меня, он развернулся с противоположной стороны дороги (я опять ошибочно стояла на стороне, по которой машины въезжали в город). В машине - куча разноцветных проводов и красивого инструмента. Лего для взрослых мальчиков. Уже 35 лет он работает на Deutsche Telecom. Мне, иностранке, он снисходительно и не без гордости поясняет: "Вы должно быть уже видели наш логотип цвета magenta".

- с преуспевающим конструктором мюнхенского бюро по автодизайну. Пару лет назад это бюро приобрел известный итальянский автоконцерн - а ведь мы, наоборот, привыкли ругать немецкий и восхвалять итальянский автомобильный дизайн. Есть, над чем задуматься. Автоконструктора отличал оригинальный вкус - цвет его "Альфа-Ромео" был не серебристым, а платиновым - и нежная любовь к информационным технологиям. Я вздрагивала каждый раз, когда бортовой компьютер начинал бубнить свои соображения касательно маршрута или дорожных правил, а потом сам себя прерывал радиосводкой о пробках на дорогах.

- с двумя веселыми призывниками, которые, на мой взгляд, проявили совершенно нетипичную для тинэйджеров заботливость и логистическую смекалку, предложив мне доехать до Ульма, где один из них продолжил бы свой путь на машине, а второй помог бы мне сесть на нужный поезд. Мой сопровождающий должен был проконтролировать, чтобы я не перепутала станции и вышла в Эсслингене. Jamaican in New York? Я ощутила себя в шкуре бравого старичка-ветерана или молодящегося профессора, которому привлекательная девушка уступает место в троллейбусе. Ни за что - danke schoеn!

- и, наконец, с родившимся в Германии турком по фамилии Гурзуф. Его семья имела грузинское происхождение и 200 лет назад владела имением на Черном море. Турок гордо именовал себя грузином, несмотря на то, что только слышал о Грузии от бабушки и прилежно, пядь за пядью, выяснял, что нового о своей исторической родине он может почерпнуть из моих познаний. Поиски указанной в адресе улицы заняли минут сорок, включая опрос местных таксистов на вокзале, вежливый диалог с пожилой фрау и приведение в задумчивый ступор шофера грузовика, проезжавшего мимо. Герр Гурзуф доставил меня непосредственно до крыльца искомого дома, сказал бодрое "tschuess!" и уехал, не оглядываясь.

Длинная деревянная лестница к замку на горе, красные крыши и каналы. В Эсслингене идет дождь, салатовыми заплатками тянутся к солнцу виноградники, а в евангелической церкви проходит выставка авангардного искусства. Вознесшись над тихим городом, по железной балке, словно по канату, оступаясь и балансируя руками, шагает вечный железный романтик.

С Сюзанной и Ханнесом мы радостно толпимся и толкаемся на мансардной кухне. Ведем торопливый птичий разговор на смеси русского, немецкого и чешского языков (кому на каком мысль в голову пришла). Варим Mauletaschen (гигантские пельмени размером с ладонь) из соседней мясной лавки. Мешаем Apfelschorle - кстати, очень рекомендую этот напиток для жаркого дня: полстакана яблочного сока, полстакана минеральной воды с газом, утоляет жажду и не слишком сладко. Но если жажда утренняя, лучше примите напиток, который я по доброй памяти назвываю "тайским лимонадом": выдавите в стакан минеральной воды один лайм или половину лимона и добавьте сахар; заодно проснетесь. Я общаюсь с любимыми друзьями и жадно поглядываю в сторону их огромной многоязычной библиотеки. Эх, будь у меня пару свободных месяцев!


Примечания:

Trampfahrer - здесь: водитель, перевозящий автостопом (trampen - ездить автостопом, Fahrer - водитель (нем.))
Any customer can have a car painted any color that he wants as long as it is black - Каждый клиент может получить машину, покрашенную в тот цвет, который ему нравится, при условии, что этот цвет - черный. (англ.)
Danke schoen! - Большое спасибо! (нем.)
Tschuess! - Пока! (нем.)


<<<Другие произведения автора
(18)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018